Красная звезда

Девицкие орлята












В январе 1943-го в деревне Девица Воронежской области фашистами были расстреляны семь мальчиков. Коля, Ваня, Толя, Митроша, Алеша, и еще один Ваня, и еще один Алеша… Ребят убивали на глазах у односельчан и у родителей. Когда немцы начали стрелять, Митроша успел крикнуть: «Мама!», но тут же упал замертво… Подвиг отважных мальчиков, которых после смерти местные жители стали называть «Девицкие Орлята», не так известен, как истории об «официальных» пионерах-героях, о которых нам рассказывали учебники...

Дети вредили фашистам по мере сил.
Collapse )
Из (С)ети.
Красная звезда

"Мы не знали, что это за лагерь..."

11 апреля отмечался Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Жительница Москвы Инна Тюрина рассказала в интервью Metro, что ей пришлось пережить во время войны.

Инна Семёновна родилась в Белоруссии 3 мая 1933 года. Она пережила два немецких лагеря, среди которых - лагерь смерти Освенцим. У неё выкачивали кровь, её избивали, ей приходилось спать в холодном бараке, есть червей, но она выжила.

Оршанское подполье
В день, когда жизнь Инны изменилась навсегда, немецкие войска въехали в Оршу с криками "Юде, капут!"
– Мы гуляли во дворе, услышали крики и побежали домой, спрятались под кровать. Мальчик один был, с кудрявыми волосами – его прямо на улице и пристрелили, – вспоминает Инна Семёновна.
Отец маленькой Инны, Янушевский Семён Ефимович, в тот день был на работе и домой уже не вернулся – ушёл в подполье. В последний раз они виделись осенью 1942 года, когда он заскочил домой за тёплой одеждой. Вскоре после этого его расстреляли.

Во время оккупации в городе действовало подполье. Входил в него и отряд Константина Заслонова, начальника паровозного депо Орши. Его отряд занимался диверсиями на железных дорогах. Немецкая администрация охотилась за партизанами, однако в лес гитлеровцы не заходили, только сторожили его. В качестве связных партизаны использовали группу детей из пяти человек, а среди них была и 8-летняя Инна.

– Вся связь проходила с помощью записок. Мы брали корзины и делали вид, что идём за ягодами. Охранникам говорили, что хотим есть, и нас пропускали. В лесу была коряга, в которую партизаны клали сведения. Мы их доставали, прятали и проносили обратно в город. Прятали так хорошо, что охрана не могла ничего найти! У меня были очень густые волосы, поэтому закатывали записки в причёску, – рассказывает Инна Семёновна.
Затем сведения в старой обуви под видом починки передавали сапожнику-связисту. Он забирал записки и передавал обратно информацию из разведки.

Так прошло около двух лет, однако со временем детей стали подозревать в связях с партизанами. Однажды охранник, увидев детей с корзинками, стал кричать "Киндер партизан! Киндер партизан!" На его крики прибежали остальные и повели детей в гестапо. Там их стали спрашивать, где Заслонов, хотя, конечно, никто из детей этого не знал. Вскоре после этого было принято решение об их отправке в лагерь.

8 лет было Инне Семёновне, когда она помогала движению подпольщиков.

Collapse )
Автор Ксения Назарова. Источник
Красная звезда

За блокадным кольцом: русская мученица Ульяна Финагина

В Петербурге отпраздновали 75-летие полного освобождения Ленинграда от фашисткой блокады. В связи с этим хочу рассказать историю женщины, которой, к сожалению, не довелось дожить до этого великого дня.

Есть здесь своя святая мученица, жительница деревни Сологубовки Кировского района Ленинградской области, расположенной на берегу реки Мга.
Расстрел Ульяны Финагиной - один из самых трагических эпизодов Великой Отечественной войны.


Сологубовка. Успенская церковь.

Collapse )


Сологубовка. Скульптура Трагедия войны. В народе ее называют памятником Ульяне Финагиной.

Ульяне Финагиной и её детям в Сологубовке поставили памятник. Его история любопытна. Эту каменную женщину с мёртвым младенцем в поднятой руке - дар немецкого скульптора Ирсы фон Ляйстнер - Немецкий народный союз намеревался поставить в центре своего кладбища. Но наши воспротивились, посчитав, что скульптура "Трагедия войны" романтизирует смерть немецкого солдата. Поэтому дар приняли и установили, но не на кладбище, а рядом - в парке Мира.
Установили и вдруг поняли, что это вовсе не скорбящая Мать-Германия. А русская крестьянка Ульяна Финагина и её дочь. История их убийства, как факт военного преступления, прозвучала на Нюрнбергском процессе...Источник

Андрей Кудряков. "Милиционер из Ростова".

Несколько лет назад копая фундамент, жители улицы Гусева, что в районе Лендворца, обнаружили человеческие останки. В тех местах часто находят предметы, связанные с войной, поэтому обследовать скелет вызвали нас, поисковиков…

Общий вид  Ростова-на-Дону.


Общий вид Ростова-на-Дону.


Аккуратно раскопав неглубокую могилу, мы с удивлением узнали, что погибший был сотрудником милиции в 30-е, начале 40-х. Это выяснилось по остаткам петлиц и униформы. Погибший был лет 30-ти и умер от множественных пулевых ранений в грудь. «Скорее всего, стреляли из пулемета немецкого производства почти в упор», - сделал я запись в своем полевом дневнике. Тогда же вспомнилась история, рассказанная мне по случаю сыном ростовского милиционера. Это история его отца в тот день стала вдруг настолько реальной, что казалось, чувствуется запах пороха. Но обо всем по порядку…

Мать Игоря была прислугой в доме купцов Донских. Отца он помнил плохо, знал лишь, что убили его на войне в декабре 1914-го года. Тогда же и нанялась мама в семью купца. В его доме в полуподвальной небольшой комнатке они и жили. Мальчик любил светлый и уютный дом Донских. Да и купцы были людьми добрыми, только чересчур набожными. Всюду иконы, лампады. Хотя и книг у них было много, которыми они охотно делились со своей прислугой. Мама часто заставала сына за просмотром книг о путешествиях и знаменитых сыщиках, охотниках за преступниками. И еще в доме обожали канареек. Их пение приносило особое удовольствие хозяевам, передалась любовь к кенарам и прислуге. «До чего же дивно поют», - часто говорила мама Игорю, и лицо её светилось улыбкой. Казалось, что эти маленькие желтые птицы наполняют радостью душу, позволяя забыть о гибели мужа. В такие минуты мальчику обязательно перепадал сахарный пряник или даже конфета. Но самым главным конечно была улыбка матери… Канарейки дарили ей эту улыбку.

[Spoiler (click to open)]

Мама умерла 1920-м. Зимой. От тифа. Семья купцов исчезла еще раньше. В доме Донских поселилось много крестьянских семей. Вот от них и заразилась мама. После её смерти Игорь оказался на улице. Схоронив мать, домой он так и не вернулся. Да и дом стал чужим. В их комнате сразу поселилась еще одна большая украинская семья, приехавшая откуда-то из-под Таганрога. Из дома исчезли иконы, занавески, мебель, книги. А главное пропали птицы. Дом замолчал… Пропал свет. Все стало грустным, блеклым, хмурым. Закончилось детство.

Сотрудник милиции.


Сотрудник милиции.


Почти два долгих года Игорь бродяжничал. Беспризорничал с такими же сиротами как он сам. До тех пор пока не повстречал товарища Николая. Николай был милиционером. Он встретил мальчишку возле железнодорожных мастерских, где Игорь вместе с друзьями грелся, спасаясь от ростовских морозов. Милиционер собрал озябших беспризорников в теплой будке сторожа-путейца рядом с угольным складом. В будке был самовар, и страж порядка перво-наперво напоил ребят чаем. За чаем он рассказал свою историю. Сам бывший каторжанин и ростовский налетчик. Но с приходом новой власти стал на сторону революции. «Революция – значит справедливость. У всех будет всего поровну. Отменим деньги, тюрьмы», - рассказывал Николай чудные вещи – «болезни победим, люди от тифа умирать не будут, вас грамоте выучим». Вот тогда и захотел мальчишка стать таким же как товарищ Николай, милиционером в белом кителе с револьвером на одном боку и с шашкой на другом. Захотел он бороться за справедливость, за то, что бы люди от тифа не умирали.

Игорь позволил отвезти себя в детский дом на Богатяновке. Там начал постепенно вспоминать грамоту, счет, все чему когда-то учила мама. Часто в гостях у ребят бывал Николай. Рассказывал о борьбе с преступниками, бандитами, спекулянтами. Вместе они мечтали о счастливом времени равенства и справедливости. Мальчик поделился с Николаем своей заветной мечтой стать, как и он, милиционером. Старший товарищ улыбнулся, сказав, что скоро с преступностью будет покончено и профессия милиционер исчезнет. Но французской борьбой посоветовал заниматься усиленно. В детском доме был тренер, который учил детвору этому виду спорта. Ребята его просто обожали…


Групповое фото сотрудников довоенной милиции.


Групповое фото сотрудников довоенной милиции.


В 1928-м Игорь вступил в ряды Ростовской милиции. Преступность не исчезла к тому времени. Исчез товарищ Николай. Много бандитов, налетчиков он переловил, был одним из лучших сыщиков, но в 26-м году пропал, словно и не было его никогда. В милиции о исчезновении Николая предпочитали не говорить, обходя эту тему стороной. Но на смену Николаю уже начинали приходить его воспитанники из числа сирот, бывших беспризорных, детдомовцев. Советская власть была для них всем. Милиция – стала их семьей. Старшие товарищи, наставники заменили отцов. Коллеги по работе становились братьями. Война с преступностью велась жестко и беспощадно. И к середине 30-х годов Ростов–на–Дону вновь обретал светлые краски, гостеприимного, спокойного, красивого южного города. Молодежь работала, училась, занималась спортом, ходила в парки на танцы. У Игоря была своя просторная комната в коммунальной квартире. И в этой комнате жили канарейки.


Постовой.


Постовой.


В то утро, когда началась Великая Отечественная, птицы в комнате Игоря не пели, а как-то взволнованно возились в своих клетках и тревожно чирикали. С приходом войны жизнь ростовской милиции, как и жизнь каждого Советского гражданина, изменилась. Ночи без сна, тревожные сводки с фронта, слухи, рост цен, спекулянты, дезертиры… всего и не перечислить. День за днем летело лето. Кровавое лето 1941-го. И неожиданно для всего Ростова, осенью немцы оказались под Мариуполем, практически с ходу захватив этот большой город. Информация о том, что Мариуполь захвачен молнией разнеслось по всему горотделу милиции. Игорь в это время находился у себя в кабинете участковых уполномоченных, инструктируя молодых сотрудников. По службе ему много раз приходилось ездить в Мариуполь. Лихой милицейский водитель Серега довозил туда Игоря за несколько часов. Многие в горотделе понимали, что через сутки, преследуя отступающие войска, немец может быть в Таганроге, а еще через день войти в Ростов. Война, казавшаяся такой далекой, пришла на порог дома. И еще, общаясь со своим соседом, майором Ростовского Гарнизона, Игорь знал, что у Красной Армии практически нет боеспособных частей, способных остановить фашистов на подступах к городу. Горотдел начал срочно формировать сводный отряд сотрудников для отправки на защиту Таганрога. В эту группу вошли и несколько участковых, знакомых Игоря по довоенной работе. В течение суток сводный отряд Ростовской милиции был сформирован, вооружен и на машинах отправлен под Таганрог. Больше этих ребят в Ростове не видели. Говорили, что все они, вместе с Таганрогским отрядом милиции погибли на реке Миус, приняв на себя первый удар гитлеровцев. Погибли под гусеницами танков.

В последующие дни Игорь наблюдал, как в спешке от Лендворца уходили в бой батальоны 339-й Ростовской дивизии, как покидали город курсанты, с песней отправляясь на фронт. Мимо него на полных парах мчались к Таганрогу эшелоны 31-й Сталинградской дивизии. По слухам, они должны были идти на помощь Москве, но Сталин лично распорядился бросить «Сталинградцев» на защиту Ростова. В самом же городе жителей начали мобилизовывать на возведение противотанковых рвов, рытье окопов. Но чувствовалось, что Ростовчане уверенны «враг не войдет в их город».

Наступил холодный ноябрь 41-го. Шли дожди. Пронизывающий ветер гулял по ростовским пустынным улицам. Игорь знал, как тяжело приходится Красной Армии в окопах у стен Ростова. Возросло количество дезертиров, те, кто позорно бежал, бросив свое оружие. Бежал в надежде спрятаться, отсидеться у себя дома. Затеряться в частном секторе Бербервки, Нахаловки, Нахичевани. В составе летучего отряда, совместно с сотрудниками отдела НКВД он занимался поимкой таких беглецов.

Запомнился один из таких дезертиров, пулеметчик Краснодарской дивизии, решивший затаится в чулане у своего брата в Нахаловке. Соседи проявили бдительность и Аким, так звали предателя, был пойман. Отец троих детей, ровесник Игоря, он плакал и хватал милиционеров за руки. Дезертир понимал, что суд над ним будет быстрый. Бойцам отряда даже стало жаль его. Жалко и непонятно, как мог бросить этот человек пулемет, вместо того, чтобы до последней капли крови защищать свою страну, своих детей. Аким кричал, что остался без патронов, вокруг не было ни одного командира и комиссара, а впереди на них катились вражеские танки… Вот и не выдержали - бежали. И было это под Синявской, в 30-ти км от Ростова.

Кроме дезертиров милиции приходилось бороться со спекулянтами, паникерами, провокаторами. Игорь редко появлялся у себя в квартире. Приходил лишь затем, чтобы покормить своих канареек. Желтые любимцы радовались каждому появлению хозяина, встречая его веселым щебетом. Счастлив был и он, слушая это радостное пение, представляя, что война кончится в следующем году, Красная армия погонит гадов от Ростова, как в 1918-м и вновь наступит светлая мирная жизнь. И вот тогда-то можно будет заводить семью, детей… Но такие приятные минуты выдавались все реже и реже…

За все время службы Игорю всего лишь несколько раз приходилось применять боевое оружие. И всякий раз его выстрелы уходили куда-то в темноту, в стены домов, в булыжник мостовых. Он стрелял второпях, набегу, вместе с товарищами задерживая преступников. Но близко, в упор, глядя в глаза врагу, стрелять не приходилось.
Может быть поэтому бой, который произошел 20-го ноября 1941-го недалеко от Лендворца стал для милиционера настоящим испытанием, моментом истины.

Рядом с паровозоремонтными мастерскими у трамвайных путей еще с ранней осени образовалась стихийная барахолка. Народ выменивал друг у друга керосин, продукты, мыло, одежду, обувь. Но к Игорю в этот день поступила информация от железнодорожников, что появились на толкучке и немецкие товары, а также одежда явно снятая с убитых красноармейцев – шинели, ватники, шапки, измазанные кровью. Милиционер отправился на барахолку, чтобы задержать мародеров.

Еще на подходе к рынку Игорь услышал беспорядочную стрельбу. Стреляли откуда-то с западной части поселка. Он решил выяснить, что происходит и ускорил шаг в сторону выстрелов. В нескольких километрах от Лендворца шел настоящий бой. Несколько раз рванули гранаты, резали воздух и звуки автоматных очередей. Только выстрелы эти были из немецких автоматов. Игорь знал, что ППД и ППШ стреляют по-другому.

Внезапно совсем рядом милиционер услышал шум приближающегося тяжелого мотоцикла. И через мгновение к нему навстречу действительно вывернул мотоцикл с коляской. За рулем его сидел боец в темно-зеленом кожаном плаще, на лице были большие мотоциклетные очки, а на голове немецкая каска. В люльке за пулеметом, сидел солдат в необычной пятнистой куртке и такой же каске… «Немцы!» - вспышкой пронеслось в голове у Игоря – «Откуда? Почему? Что делать?». Он на мгновение застыл в растерянности. Фашисты тоже остановились, не доехав шагов десять до милиционера. Они с интересом разглядывали Игоря, все-таки форма у него не была похожа на красноармейскую. Это вызвало явное любопытство вражеских солдат. Вокруг было много людей и все замерли в ожидании того, что сейчас произойдет. Казалось воздух и тот застыл…

Секунды казались вечностью, но решение было принято – «Хальт!» - вспоминая немецкие фразы, милиционер поднял левую руку, доставая правой рукой свой ТТ.- «Ханде хох», - все громче командным голосом призывал он к сдаче. Фашист, который был за рулем вдруг засмеялся и начал снимать очки с лица, силясь разглядеть удивительного смельчака. «Ханде хох, бросай оружие», - повторил Игорь, сделав еще несколько шагов к мотоциклу и направляя на фашистов пистолет. В этот момент тот, что сидел в люльке не целясь нажал на спусковой крючок своего пулемета. Кажется сердце в груди Игоря остановилось, сжалось в этот момент… Но выстрелов из пулемета не последовало. Хваленое немецкое оружие дало сбой. Может патрон перекосило в патроннике, а может осечка… Он стрелял из своего ТТ как в тире. Первая пуля в пулеметчика, точно в глаз, вторая догнала первую, превратив лицо фашиста в кашу. Третий выстрел в грудь водителю, четвертый в голову. Остальные достались третьему фашисту, который успел выпрыгнуть из своего сиденья. Игорь машинально достал из кобуры и вставил в пистолет запасную обойму. У ног его в крови лежали тела трех врагов. Он не обратил внимания на причудливые судороги агонизирующих немцев. В его любимый город, в его дом пришла война…


Бойцы сводного отряда.


Бойцы сводного отряда.



Игорь завел вражеский мотоцикл, сложил туда все оружие, документы, жетоны фашистов и поехал в горотдел на Красноармейскую, доложить о инциденте.
Он не доехал. Уже на переезде через железнодорожное полотно его обстреляли из автоматов. Мотоцикл заглох. Игорь, потеряв фуражку, отстреливаясь, петляя, побежал в сторону вокзала. Затем был бой у реки Темерник, в котором он уложил еще двоих гитлеровцев. Присоединившись к отряду ростовских милиционеров и курсантов Новочеркасской школы милиции, Игорь, держа в руках трофейный карабин, сражался, обороняя от врага железнодорожный мост через реку Дон. В этом бою его тяжело ранило осколком мины. Последняя мысль Игоря была о том, что канарейки в его комнате могут погибнуть без еды…

Возможно, поэтому Игорь выжил. Провалявшись в госпитале в Батайске, он в марте 42-го вернулся в Ростов. Впереди было страшное лето 42-го…

14 февраля - День Освобождения Ростова-на-Дону от фашистов.




«Ворота Кавказа» оккупировались гитлеровцами и их союзниками дважды. Первый раз, осенью 1941 года, гитлеровцы смогли захватить Ростов всего на неделю. Впрочем, и эти дни запомнились местному населению кровавыми убийствами мирных жителей.
В июле 1942 г. немецкое командование вновь развернуло массированное наступление на Кубань и Кавказ. 24 июля 1942 года в Ростов-на-Дону вошли части 17-й гитлеровской армии вермахта. Ростов-на-Дону вновь оказался под властью оккупантов, которая на этот раз растянулась на многие месяцы.
14 февраля 1943 года, вступив в Ростов-на-Дону, советские войска увидели, во что превратился некогда цветущий город за время немецкой оккупации. Практически весь городской центр представлял собой сплошные развалины — Ростов вошел в число десяти городов Советского Союза, подвергшихся наибольшим разрушениям в годы Великой Отечественной войны.
Если перед войной здесь проживало примерно 567 000 жителей, то к моменту освобождения в городе оставалось только 170 000 человек. Остальные — кто был призван в ряды действующей армии, кто эвакуировался, кто погиб во время бомбежек. Из 665 000 жителей Дона с полей сражений не вернулось 324 549 человек. Почти каждый десятый житель города, вне зависимости от пола, возраста, национальной и социальной принадлежности, был убит гитлеровскими захватчиками. Свыше 27 000 ростовчан были убиты гитлеровцами в Змиевской балке, еще 1500 человек были казнены палачами во дворе и в камерах знаменитой «Богатяновской тюрьмы», что на проспекте Кировском — уходя из города, гитлеровцы предпочли уничтожить заключенных. На улице Волоколамской были убиты тысячи безоружных военнопленных. В докладной записке Управления НКВД СССР по Ростовской области от 16 марта 1943 г. говорилось: «Дикий произвол и зверства оккупантов первых дней сменились организованным физическим уничтожением всего еврейского населения, коммунистов, советского актива и советских патриотов… В одной только городской тюрьме 14 февраля 1943 года — в день освобождения Ростова — частями Красной Армии было обнаружено 1154 трупа граждан города, расстрелянных и замученных гитлеровцами. Из общего количества трупов 370 были обнаружены в яме, 303 — в разных местах двора и 346 — среди развалин взорванного здания. Среди жертв — 55 несовершеннолетних, 122 женщины.».

Расследовавшей преступления гитлеровских оккупантов специальной государственной комиссией Ростов-на-Дону был отнесен к числу 10 городов Советского Союза, пострадавших от действий агрессоров в наибольшей степени. По данным комиссии, были полностью разрушены 11 773 здания, из 286 работавших в городе предприятий 280 были уничтожены во время бомбежек.

«Ветераны глазами детей»

ИСТОЧНИК

Содержание альманаха – это творческие работы юных жителей Восточного округа: стихотворения и сочинения посвященные темам Войны, фоторепортажи и документальные материалы собранные участниками проекта.



Проект «Ветераны глазами детей» реализуется с 2005 года. Его инициатором является Михаил Насибулин.

Первая часть альманаха, посвящена людям, прошедшим Великую Отечественную войну (ветераны, дети войны, герои тыла и т.д.). Сюда входят так же стихотворения о войне, написанные героями выпуска или стихи учащихся московских школ, посвященные Великой Отечественной войне.

Из первого издания:

«В этой книги собраны истории людей, которые прошли Великую Отечественную войну; пережили ее, сражаясь на фронте, работая для победы, или были детьми, у которых война отняла детство. К сожалению, это лишь кроха того, что можно о них написать, всех историй не выслушать, всю биографию их трудовой жизни не передать словами, так как со многими из них мы уже даже не можем говорить. Мы хотим попытаться понять, что такое война, как это было, и узнать, что пережили эти люди и какие муки вынесли. Мы лишь можем предложить вам, дорогие читатели, то немногое, что смогли собрать…

Готовя альманах, мы встречались с многими замечательными людьми, и вот что интересно: все они принимали нас с радостью, хотели поделиться рассказами своей жизни, дать совет молодому поколению, не совершать ошибок прошлого, ни в коем случае не совершать поступков приводящих к войне. Наши встречи научили меня многому: я узнал, как сейчас живут эти люди, чем увлекаются, например разведчик Александр Николаевич Ботян играл со мной в шахматы (я продержался 5 минут)…

Мы не умеем писать книги, мы просто сделали то, что считали должными, мы хотели, чтобы о подвигах наших дедов и прадедов не забыли, не забыли об их бесконечной храбрости, стремлении отдать жизнь за Родину…»

Вторая часть носит название «Герои рядом с нами». Эта рубрика вышла в свет в одноименном 7 выпуске альманаха в 2012 году. В разделе «Герои рядом с нами» публикуются интервью с людьми, признанных героями государством и обществом, ныне живущих и продолжающих свою профессиональную деятельность, людьми, которые смогли многое преодолеть и продолжить жить, не смотря ни на что (пожарные, врачи, МЧС, военные, спортсмены, люди с ограниченными возможностями и т.д.).





Выпуски альманаха



Выпуск 2
Выпуск 3
Выпуск 4
Выпуск 5
Выпуск 6
Выпуск 7
Выпуск 8
Выпуск 9
Выпуск 10
Выпуск 11

Так же в рамках проекта ”Ветераны Глазами Детей” возникла акция «Найди и Расскажи», подробнее о которой можно узнать на странице акции.

Поисковики разыскивают родных фронтовика.

ИСТОЧНИК

В Карелии найдены останки серпуховича

К нам в редакцию обратилась заместитель командира поискового отряда «Масельгская группа». Она сообщила, что в 2017-м поисковики обнаружили останки красноармейца Савина Петра Моисеевича. Петр Моисеевич родился в Серпухове в 1907 году и проживал там по адресу: поселок имени Сталина, дом 39/15 кв.17. В годы Великой Отечественной служил стрелком в звании рядового. Наш земляк погиб 27 января 1942 года в Карелии, возле 9 разъезда Кировской железной дороги, ныне станции Малыга Октябрьской железной дороги.

В бумажном вкладыше, найденном при рядовом Савине, указаны родственники: Бримилова А.И. и Ермакова (возможно, Ершатова, Ершакова, Ермилова) Анна Степановна, проживавшие по тому же адресу.

Представители поискового отряда просят всех, кто обладает какой-то информацией о родных Петра Моисеевича, сообщить об этом по телефонам: 8(953)546-45-77 (Владислава Анатольевна, заместитель командира отряда) или 8(900)460-65-15 (Игорь Юрьевич, командир отряда).