Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Информация о сообществе и ссылки на другие ресурсы

Был такой клуб на яндексе.
эffективные уничтожили его.


Это один из многих ресурсов, которые есть в интернете, посвящённый  БЕССМЕРТНОМУ ПОДВИГУ. Ссылки на некоторые расположенны в этом посту, другие находятся в записях. Также здесь приведены ссылки, которые могут помочь Вам в поиске информации по ветеранам. Правила, с которыми я согласен и придерживаюсь: ЧИТАТЬ. Все вопросы и пожелания СЮДА


Если у вас есть фотографии воевавшего дедушки или бабушки, других родственников, опубликуйте их. Напишите, что вы знаете о их судьбе, как воевали, где воевали, вернулись ли. Что вообще помните о них. В нынешнее время всеобщего преклонения перед «западными ценностями» мы должны сохранить память о тех кто завоевал эту Победу. Память о тех кто смог выстоять в самой кровавой войне человечества. Мы должны помнить тех кто ценой своих жизней обеспечил нам, нашим детям и нашим внукам мирное время. Если бы они дрогнули, если бы они отступили - не было бы сейчас ни России ни нас с вами. Код для установки кнопки-ссылки Вы можете скопировать ТУТ
Инструкция по установке

Map
Старая квартира — 1951Книга Памяти УкраиныПервоисточники, архивные документы, мемуары, исследования, проза и поэзия, биографические работы, пропагандистские материалы, статьи, книги по истории техники и оружия, уставы и наставления и др.Военный альбом — цифровой архив фотографий Второй мировой войны (1939—1945).Северный флот в Великой Отечественной войне. РОБЕРТ ДИАМЕНТ. ФотоархивСайт "Победа. 1941-1945" - каталог архивных фотодокументов о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.Подвиг НародаПобеда 1945ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНОВ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕГермания,Саксония. База данных захоронений
Сообщество Воинские памятники
СПИСОК СОВЕТСКИХ ВОИНСКИХ ЗАХОРОНЕНИЙ В БЕЛЬГИИ
Сообщество 385-я Кричевская стрелковая дивизия
Блог поискового отряда "Истоки" неофицальная книга памяти ненецкого автономного округа
Некоторые статистические материалы по истории Второй мировой войны
Генеалогический форум ВГД
Картотека эвакуированных из блокадного Ленинграда
Сообщество Поиск родственников погибших солдат
В честь празднования 70-летия Великой Победы Федеральная антимонопольная служба создала проект по сбору материалов времён Великой Отечественной Войны


Большая просьба отнестись с пониманием к тому, что сообщество модерируется

Алексей Андреевич Арефьев (1915-1942). Автор плаката Варвара Арефьева (ЮРГИ).

Алексей Андреевич Арефьев (1915-1942). Автор плаката Варвара Арефьева (ЮРГИ). Руководитель Е. М. Курманаевская.


Улица Алексея Андреевича Арефьева расположена в Первомайском районе. Названа в честь инженера сборочного цеха паровозоремонтного завода имени В.И. Ленина, начальника штаба третьего батальона Ростовского стрелкового полка народного ополчения, старшего лейтенанта Алексея Андреевича Арефьева, павшего смертью героя при защите Ростова от фашистов 24 июля 1942 года. Командование 56-й армии поставило перед полком ополченцев задачу: занять оборону на участке от поселка имени Чкалова до станицы Аксайской, прикрывая переправы через Дон. Завязались упорные бои. После артиллерийской подготовки гитлеровцы прорвали оборону наших войск, и левый фланг полка оказался без прикрытия. Но ополченцы продолжали сражаться, отбивая одну атаку за другой. На следующий день связь со штабом армии прервалась.
[Spoiler (click to open)]
К этому времени Ростов-на-Дону был уже почти целиком занят противником. Решили отходить на левый берег Дона, переправляясь на подручных средствах, - фашистской артиллерии и авиации удалось разрушить переправы. Одну из групп, обеспечивавших прикрытие переправляющихся подразделений полка, возглавил А.А. Арефьев. Несколько часов ополченцы сдерживали натиск врага. Они понимали безнадежность своего положения и старались отдать свои жизни подороже. Арефьева в эти часы видели всюду - и рядом с пулеметным расчетом, и с группой гранатометчиков, и в траншее, ведущим прицельный огонь из винтовки, выпавшей из рук убитого бойца. Но одна из вражеских пуль настигла отважного командира ополченцев... Чуть меньше года продолжалась служба Алексея Андреевича в полку, куда он добровольно вступил рядовым бойцом. Вскоре был назначен командиром отделения. В полку готовились к боям сотни лензаводцев, как и работники других предприятий - те, кого не призвали в армию по возрасту или состоянию здоровья, из-за различных отсрочек. Ведь многие ополченцы родились и выросли в Ростове, их биографии были тесно связаны с биографией города.

Родился Алексей Андреевич Арефьев в Ростове-на-Дону в 1915 году в большой рабочей семье. Закончил семилетку, школу фабрично-заводского обучения, работал в Батайском паровозном депо, а потом слесарем по ремонту автотормозов в Ростовском вагонном депо. Закончив вечернее отделение железнодорожного техникума, пришел в сборочный цех паровозоремонтного завода. Отслужив, вернулся на Лензавод. Вскоре его назначили начальником технического бюро завода. Боевое крещение ополченцы приняли осенью 1941 года. Арефьеву было приказано выявлять и уничтожать огневые точки фашистов в районе железнодорожного моста через реку Дон. Он со своими бойцами успешно выполнил это задание. И хоть получил ранение, с поля боя не ушел, продолжал вести огонь по врагу. 3 декабря 1941 года газета северокавказских железнодорожников «Звезда» писала, что в боях за Ростов отличились начальник технического бюро завода А. Арефьев и председатель завкома профсоюза П. Крысин, которые умело организовали групповой огонь по врагу. «Не страшась смерти, - сообщалось в заметке, - ополченцы-лензаводцы инженер Арефьев, котельщик Орлов, машинист Варламов в бою показывали высокие образцы мужества». Не думалось тогда, что пройдет немногим больше полугода, и воинское мастерство бойцов полка народного ополчения, зачисленного к тому времени в кадры Красной Армии, снова понадобится для защиты родного города. И вернутся они сюда только в феврале 1943 года, недосчитавшись многих своих товарищей по оружию. Не станет и Алексея Арефьева... В канун 20-летия Великой Победы постановлением горисполкома многие улицы Ростова-на-Дону были названы именами героев-ополченцев.

ФРОНТОВЫЕ КИНООПЕРАТОРЫ РОСТОВСКОЙ КИНОСТУДИИ.

Памятник фронтовым кинооператорам Ростовской киностудии.


Памятник фронтовым кинооператорам Ростовской киностудии.



Асланов Гай Григорьевич .


Асланов Гай Григорьевич (05 (16) июня 1913, село Крым (Ростовская область) — 24 мая 1974, Москва). Член СК СССР с 1957 года.

В 1933 году окончил художественное училище по специальности — оформитель. В 1937 году окончил индустриальный техникум по специальности — электрик (учеба проходила без отрыва от производства).

С мая 1938 — ассистент оператора Ростовской студии кинохроники.

Фронтовой оператор в годы Великой Отечественной войны. Призван в РККА в ноябре 1941 года Кинокомитетом при СНК СССР и ГлавПУРККА. Звание: инженер-капитан.

Снимал бои за Кавказ, Донбасс, сражения на Украине, в Молдавии, Румынии, Венгрии:

с мая 1942 — в киногруппе Закавказского фронта (Черноморская группа войск);
с мая 1943 — в киногруппе Северо-Кавказского фронта;
с мая 1943 — в киногруппе Северо-Кавказского фронта;
сентябрь 1943 — декабрь 1944 — в киногруппе 4-го и 3-го Украинского фронтов;
июль 1943 — январь 1946 — в киногруппе Южной группы войск (Болгария).
В 1946 — 1956 — оператор Ростовской студии кинохроники. С апреля 1957 по май 1974 — оператор Центральной студии документальных фильмов (ЦСДФ).




Бунимович Теодор Захарович.


Бунимович Теодор Захарович (09 (22) июля 1908, Тифлис (ныне Тбилиси, Грузия) — 29 мая 2001. Москва). Лауреат двух Сталинских премий (1942, 1943). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1987). Член ВКП(б) с 1943 года. Член СК СССР с 1957 года.

В 1928 — окончил Государственный кинофототехникум (ГТК) в Ленинграде, работал оператором студии «Культкино».
В 1928 — 1930 годах работал фоторепортером журналов «Огонек», «Прожектор», «СССР на стройке».
Одновременно снимал фильмы как оператор на Ленинградских кинофабриках «Совкино» и «Трудкино».
В 1930 — 1937 — оператор Ростовской кинофабрики «Союзкино» Ростовской-на-Дону студии кинохроники.
В 1937 — 1941 — оператор Московской студии кинохроники Центральной студии кинохроники.

Бунимович Теодор Захарович.


Фронтовой кинооператор в годы Великой Отечественной войны.

С сентября 1941 — в киногруппе Западного фронта.
В 1942 — 1943 — в киногруппе Воронежского фронта.
С апреля 1943 — в Центральной оперативной киногруппе.
С июля 1943 — в киногруппе 1-го Украинского фронта, в авиационно-десантных частях.
Является одним из кинооператоров документального фильма «Разгром немецких войск под Москвой» (1942; режиссеры: Леонид Варламов, Илья Копалин), удостоенного премии «Оскар» Американской киноакадемии.

Снимал оба исторических парада на Красной площади (7 ноября 1941 года и Парад Победы 1945 года), принимал участие в съемках фильмов «День войны», «Крылья Родины», «Освобождение Белоруссии», «Освобожденная Чехословакия» и др.

[Spoiler (click to open)]


Кутуб-заде Кенан Абдуреимович.

Кутуб-заде Кенан Абдуреимович (13 августа 1906, Константинополь — 22 февраля 1981, Ростов-на-Дону). Член ВКП(б) с 1939 года. Член СК СССР с 1959 года. За проявленное мужество и храбрость был награжден орденом Отечественной войны II степени и орденом Красной Звезды. За многолетний труд награждён орденом «Знак Почета».

В ноябре 1906 года семья из Константинополя вернулась в Крым и поселилась в Бахчисарае.
В 1925 году окончил отделение полиграфии Бахчисарайского художественно-промышленного техникума. Специальность — техник-полиграфист.
В 1925 — 1927 гг. — помощник оператора, в 1927 — 1929 г. — оператор Ялтинской киностудии ВУФКУ.
В 1933 — 1934 г. — помощник, ассистент оператора, в 1935 г. — оператор кинофабрики «Востоккино», «Востокфильм».
С 1935 — оператор киностудии «Мостехфильм».
С февраля 1936 — на Казанской студии кинохроники.
С июля 1937 — кинооператор Московской (затем Центральной) студии кинохроники (с 1944 — ЦСДФ).

Кутуб-заде Кенан Абдуреимович.

Фронтовой кинооператор во время Великой Отечественной войны. На фронте с 1942 года — кинооператор Политуправления 1-го Украинского фронта (1 УкрФ). Принимал участие в боевых операциях 1-го УкрФ, в том числе: Букринской, Киевской, Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской наступательных операциях, разгроме немецких войск в Западной Украине, Польше, Берлинской наступательной операции.

с 12 апреля 1942 г. — оператор киногруппы Калининского фронта
с 01 июля 1943 — 1945 г. — оператор киногруппы 1-го УкрФ (снимал в Освенциме).
Кадры, снятые Кутуб-заде совместно с фронтовыми кинооператорами — М. Ошурковым, Н. Быковым, Павловым и А. Воронцовым вошли в документальный фильм «Освенцим» (1945).
Также киноматериалы, снятые Кутуб-заде, и другими фронтовыми кинооператорами ЦСДФ, легли в основу обвинения нацистским преступникам на Нюрнбергском процессе.
В 1946 — март 1948 — оператор Центральной студии документальных фильмов (ЦСДФ).
В марте 1948 — апреле 1949 г. — оператор Рижской студии художественных и хроникально-документальных фильмов.
В 1949 — 1980 — оператор Ростовской студии кинохроники, одновременно преподавал в кинотехникуме фотографию и киносъемку.



Мазрухо Леон Борисович.


Мазрухо Леон Борисович (03 (16) июля 1908, Феодосия — 24 декабря 1979, Ростов-на-Дону). Лауреат Сталинской (Государственной) премии (1946). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1969). Заслуженный деятель искусств Белорусской ССР. Беспартийный. Член СК СССР с 1957 года. Член Союза журналистов СССР.

В 1925 году окончил среднюю школу девятилетку в г. Феодосии. Увлекался фотографией.
В 1926 году как фотограф-любитель вступил в добровольное общество друзей советского кино и фото "ОДСКФ". Был избран ответственным секретарем Крымской областной организации ОДСКФ.
В 1927 году окончил годичные курсы кинооператоров при ОДСКФ в Симферополе; работал специальным корреспондентом Всеукраинского киножурнала «Кінотиждень» ("Кинонеделя"), выпускаемого в Киеве.
В 1929 году был приглашен кинокорреспондентом «Союзкиножурнала» (выходил в Москве).
В 1931 году был зачислен штатным оператором кинохроники Ялтинской кинофабрики «Востокфильма», затем переведен в АО «Востоккино» в Москву.
В 1932 году приказом кинокомитета («Союзкино») направлен на постоянную работу в качестве кинооператора в г. Ростов-на-Дону на Ростовскую кинофабрику «Союзкинохроники» (Ростовская студия кинохроники).

Мазрухо Леон Борисович.


Фронтовой кинооператор во время Великой Отечественной войны. В РККА с 1941 года. Призван ГЛАВПУРККА (по спецмобилизации) — военный кинооператор Центральной студии кинохроники. Звание: интендант 2 ранга.

С декабря 1941 до июля 1943 — оператор Южного, Закавказского, Северо-Кавказского фронтов;
С января 1944 на Ростовской студии кинохроники;
С июля 1944 в киногруппе ВВС 1-го Белорусского фронта.
Из-за болезни был отозван в тыл и вернулся на фронт в июле 1944 г. Занял ведущее место в киногруппе Военно-воздушных сил. Одним из первых в стране освоил воздушную съемку, совершил 48 боевых вылетов, во время которых отснял километры пленки. В служебных характеристиках отмечались смелость и высокое профессиональное мастерство. Его съемки вошли в фильмы «Хелм – Люблин», «На подступах к Варшаве», «От Вислы до Одера».
Осенью 1945 года, после демобилизации, вернулся работать на Ростовскую студию кинохроники.
С 21 сентября 1945 до 24 декабря 1979 — оператор, режиссер Ростовской студии кинохроники.

Снял более 40 короткометражных и полнометражных фильмов.



Маневич Борис Исаакович.


Маневич Борис Исаакович (18 апреля (01 мая) 1910, Ставрополь — 08 января 1992, Ростов-на-Дону) — оператор документального и научно-популярного кино. Заслуженный деятель искусств РСФСР. Член ВКП(б) — КПСС с 1948 года. Член Союза кинематографистов СССР (Ростовское отделение) с 1958 года.

Во время Первой мировой войны семья Маневича переехала в Таганрог, а затем в Ростов-на-Дону.
В 1920 — 1928 учился в Ростовской-на-Дону средней школе им. А.В. Луначарского.

В 1925 году поступил учеником на электростанцию кинотеатра «Солейль».
В 1929 году учился на рабфаке на киномеханика. Организовал и возглавил фотокружок.

С 1930 — помощник оператора, с 1933 по 1937 — оператор Ростовской кинофабрики «Союзкино» Ростовской студии кинохроники.
С 1937 — на Алма-Атинской студии кинохроники.

В музее кино хранится письмо (2 рукописных листа) от 27 сентября 1940 года на имя заместителя начальника Главного управления по производству хроникально-документальных фильмов Комитета по делам кинематографии Романа Григорьевича Кацмана от Маневич Павлины (жены кинооператора Бориса Исааковича Маневича) с просьбой оставить мужа работать в Алма-Ате и не переводить на очередной корреспондентский пункт.

С июля 1942 — оператор киногруппы Северного флота;
С декабря 1944 по апрель 1945 — оператор киногруппы 2-го Белорусского фронта.

Маневич Борис Исаакович.


«Проявил себя смелым оператором, спокойно работающим в опасной обстановке. У меня вызывает опасение, что проведенные им съемки будут заниженного качества и неинтересны, т. Маневич как-то слишком безразлично смотрит на происходящие события с точки зрения возможности их фиксации. Он как-то плохо видит материал для съемок в окружающих событиях. Мои опасения сводятся к тому, что за его инертностью скрывается творческая слабость оператора. Не видя его съемок мне трудно делать решительные выводы, но такое впечатление сложилось после бесед с ним и с работавшими с ним в паре операторами. Сейчас Маневич остался без аппарата из-за пожара, при котором погибла камера. А сам он получил серьезные ожоги и после выхода из госпиталя будет направлен в Москву.

20 марта 1945 г. Начальник киногруппы Трояновский».


В 1945 — 1956 — на Алма-Атинской студии документальных фильмов, работал также на Северно-Кавказской студии кинохроники и Новосибирской студии кинохроники.

Необоснованно репрессирован. Приговорен Верховным судом Северо-Асетинской АССР 08 февраля 1952 г. к 10 годам ИТЛ. Реабилитирован в 1957 году.

В 1956 — 1980 — на Ростовской студии кинохроники.

Режиссер-оператор 25-ти научно-популярных фильмов.

Организатор, первый уполномоченный и секретарь правления Ростовской организации Союза кинематографистов СССР. Один из организаторов ростовского отделения кинопропаганды и наставник детских кинолюбителей.




ПЕТРОВ, Виктор Александрович (1897, Пермь — не ранее 1959).
В кино с 1928 года. В 1928 году прошел специальные операторские курсы под руководством Николая Константинова. С 1928 г. оператор лаборатории А/о "Киносибирь", с 1932 — Восточно-Сибирское отделение "Союзкинохроники" (Иркутск). С 1935 — оператор Тульского корпункта Ростовской студии кинохроники.
Фронтовой кинооператор в годы Великой Отечественной войны.
С декабря 1941 — оператор киногруппы Юго-Западного, с сентября 1942 — Закавказского фронта, в июле 1943 — феврале 1945 — оператор киногрупп Северо-Кавказского, 3-го и 4-го Украинского фронтов.
В 1945 — 1959 — оператор Тульского корпункта Ростовской студии кинохроники.
Награжден орденами "Знак Почета" (1936) и Красной Звезды и медалями.

1927 — к/ж «Северный Кавказ»; 1938 — «По пути Серго Орджоникидзе»; 1955 — «В передовом колхозе».

Также снял фильмы: «Кубанская столица»; «Долина нарзана»; «Вокруг Кавказского хребта»; «Советский Дагестан»; «В Сальских степях»; «Город–курорт»; «Сельская Спартакиада» ; «Штурм преград»; «Скоростное строительство в колхозе»; «В районном центре»; «На мирной земле».

Снял 1350 сюжетов для кинопериодики.



Пойченко Михаил Иванович.


Пойченко Михаил Иванович (19 октября (01 ноября) 1909, с. Фурмановка (ныне Кировоградская область, Украина) — 16 июня 1992, Киев (ныне Украина). Оператор документального кино. Заслуженный деятель искусств УССР (1988). Член Союза кинематографистов СССР (с 1962 года) и Союза кинематографистов Украинской ССР.

В 1930 году окончил 2 курса заочного отделения Киевского рабфака.
В 1929 — 1933 — учился на заочном отделении операторского факультета ГТК — ГИКа.
С июня 1936 по 1940 — ассистент оператор, с 1941 — оператор Краснодарского корпункта Ростовской студии кинохроники.

Фронтовой кинооператор в годы Великой Отечественной войны.

С осени 1941 — оператор киногруппы Южного фронта;
С сентября 1942 — оператор киногруппы Северо-Кавказского фронта;
С 1944 — оператор киногруппы 2-го Белорусского, 2-го Украинского фронтов.


«Тов. Пойченко является талантливым военным корреспондентом кинохроники. Участвовал в съемке ряда важнейших операций на Черноморском побережье и в Крыму.

Дважды снимал крупные десантные операции: в мае 1943 года работал у Новороссийска, в январе 1944 года сопутствовал первым десантным группам, высадившимся на Керченском полуострове. Каждый раз давал материал высокого качества, представляющий большую документальную ценность.

Во время штурма Новороссийска снимал действия десантных групп, осуществлявших захват порта со стороны бухты.

В 1944 году является активным участником съемок освобождения Крыма.

Снимал в боевых порядках частей Особой Приморской армии, в бригадах морской пехоты и в войсках 4-го Украинского фронта.

Снял ряд интересных эпизодов во время боев на подступах к Севастополю. Среди [съемок] выделяются: кадры танковой атаки, снятой из окопа на переднем крае, и кадры наступления боевых порядков пехоты, на которых видна артиллерия, бьющая прямой наводкой по немцам.

Кадры тов. Пойченко широко использовались при монтаже СКЖ и фильма "Освобождение Крыма".

Тов. Пойченко заслуживает представления к правительственной награде.

Зам. директора Центральной ордена Красного Знамени студии документальных фильмов Л. Сааков».


Съемки Михаила Пойченко вошли в документальные фильмы «Комсомольцы», «Битва за Севастополь», «Победа на Правобережной Украине», «Освобожденная Чехословакия».

Награжден двумя орденами Отечественной войны II степени (1945, 1985), орденами «Знак Почета» (1971) и Трудового Красного Знамени (1981), а также медалями.

В 1945 — 1950 — оператор Литовской студии кинохроники.
В 1950 — 1957 — оператор Ростовской студии кинохроники.
В 1957 — 1986 — оператор Львовского корпункта «Укркинохроники».

В 1965 году был награжден 1-й премией ВКФ за документальный фильм «Корабли не умирают».



Смолка Александр Ильич.


Смолка Александр Ильич (13 (26) декабря 1909, Екатеринодар (ныне Краснодар) — 09 октября 1982, Ростов-на-Дону) — кинооператор документального и научно-популярного кино. Член СК СССР с 1959 года.

В 1928 — 1930 — осветитель на кинофабрике «Белгоскино».
Кинооператор Ростовской студии кинохроники (Краснодарский корпункт).
В 1935 году окончил операторский факультет Ленинградский институт киноинженеров (ЛИКИ).

С мая 1935 по 1941 — работал на «Ленфильме».

Фронтовой кинооператор во время Великой Отечественной войны. На фронте с 1941 года. Военный кинооператор Ленинградской студии кинохроники.

С 15 января 1942 по 1945 — оператор киногруппы Черноморского флота (откомандирован от Центральной студии кинохроники).
Вел съемки военных действий в Крыму, на Кавказе, Белоруссии, Германии. Снятые им сюжеты и материалы вошли в выпуски СКЖ, в фильмы «Фронтовые подруги», «Черноморцы», «Битва за Кавказ», «Битва за Севастополь», «Народные мстители», «Освобождение Румынии», «Освобождение Болгарии», «Победа на Юге».

В 1945 — 1946 — оператор Центральной студии документальных фильмов.

С 1947 по 1960 — оператор Краснодарского корпункта Ростовской студии кинохроники.

Награжден орденом Красного Знамени и медалями.




Давид Григорьевич Шоломович.


Давид Григорьевич Шоломович (11 сентября 1914, Самара — 27 августа 1965, Москва). Лауреат Сталинской (Государственной) премии (1942). Награжден орденами: орден Красной Звезды (1943), орден Красного Знамени (1945), два ордена Отечественной войны II степени (оба 1945 года). Член ВКП(б) с 1941 года. Член Союза журналистов СССР, член СК СССР.

В 1932 году окончил Самарский теплотехникум.
В 1932 — 1935 годах работал фотокорреспондентом краевой газеты «Волжская Коммуна».
В 1939 году окончил операторский факультет ВГИКа.
С февраля 1942 — оператор Ростовской студии кинохроники.

Фронтовой кинооператор в годы Великой Отечественной войны. В РККА с 1941 года. Призван ГлавПУРККА как кинокорреспондент. Звания: военинженер 2 ранга, инженер-майор.

С января 1942 года по сентябрь 1945 года — военный кинооператор Центральной студии кинохроники (с 1944 — ЦСДФ).

С декабря 1941 — оператор киногруппы Южного, Юго-Западного фронтов;
С сентября 1942 — оператор киногруппы Закавказского фронта;
С июля 1943 по октябрь 1945 — в киногруппах Северо-Кавказского, Черноморского, 2-го Белорусского, 1-го Украинского, 4-го Украинского, 2-го Белорусского фронтов, также снимал в 4-й и 8-й Воздушных армиях.

Давид Шоломович был непосредственным участником 35 боевых вылетов с бомбометаниями, разведкой в различных штурмовых, гвардейских, бомбардировочных авиаполках.

В июне 1943 года группа кинооператора М. Трояновского снимает расследование злодеяний фашистов, процесс, который проходил с 14 по 17 июня над пособниками немцев, и первую публичную смертную казнь восьми изменников Родины. Был снят фильм в 2 частях «Краснодарский процесс» («Приговор народа»; режиссёр: Ирина Сеткина; операторы: А. Левитан, Д. Шоломович, Л. Котляренко, Г. Асланов, С. Стояновский, М. Трояновский; звукооператор: В. Котов).


С октября 1945 года зачислен фотокорреспондентом Советского Информбюро.
С августа 1947 года до мая 1948 — оператор Центральной студии документальных фильмов (ЦСДФ).

Последние годы работал фотокорреспондентом Агентства печати «Новости».

Автор известных художественных фотографий 1940-х - 1960-х годов.

В 1980 году фотодокументы: фотографии и негативы, безвозмездно переданы вдовой и дочерью в Центральный государственный архив кинофотодокументов (ныне РГАКФД).

Елена Михайловна Ширман.

Елена Михайловна Ширман.

Елена Михайловна Ширман родилась 21 января 1908 года в Ростове-на-Дону в семье штурмана торгового флота Михаила Вульфовича Ширмана (1879—1942). Её мать Любовь Абрамовна Ширман (урождённая Фрумсон, 1890—1942) работала учительницей, впоследствии окончила Археологический институт и работала библиотекарем в музее, была членом-учредителем и членом правления Северо-Кавказского краевого общества археологии, истории и этнографии в Ростове-на-Дону.

С детства Елена увлекалась сочинением стихов, публиковалась в ростовских изданиях. Позднее её стихи стали публиковаться в московских журналах «Октябрь» и «Смена».

В 1933 году после окончания литературного факультета Ростовского пединститута она начала работать в библиотеке, занималась сбором фольклора и продолжала литературную деятельность. В 1937 году Елена поступила в Литературный институт им. А. М. Горького на семинар Ильи Сельвинского. Одновременно она сотрудничала с рядом ростовских изданий, руководила детской литературной группой, была литературным консультантом газеты «Пионерская правда».


Выпуск газеты "Прямой наводкой".

Выпуск газеты "Прямой наводкой".

[Spoiler (click to open)]
С началом Великой Отечественной войны Елена Ширман возглавила выходившую в Ростове-на Дону агитгазету «Прямой наводкой», в которой публиковались её сатирические стихи.

В июле 1942 года, по заданию газеты она с выездной редакцией была в станице Ремонтной, куда недавно приехали из Ростова и её родители, поселившись в пристройке редакции районной газеты. Ночью немцы заняли станицу. Утром ворвались в редакцию. На глазах Елены расстреляли отца и мать. Её заперли в сарае до утра, обвинив в шпионаже, покопавшись в её документах и дневниках. При аресте сумела спрятать свечу, спички, карандаш и лист бумаги. Всю ночь перед казнью не спала, писала последние строки. Она их так и назвала ПОСЛЕДНИЕ СТИХИ.

Последние стихи.

Эти стихи, наверное, последние,
Человек имеет право перед смертью высказаться,
Поэтому мне ничего больше не совестно.
Я всю жизнь пыталась быть мужественной,
Я хотела быть достойной твоей доброй улыбки
Или хотя бы твоей доброй памяти.
Но мне это всегда удавалось плохо,
С каждый днём удается всё хуже,
А теперь, наверно, уже никогда не удастся.
Вся наша многолетняя переписка
И нечастные скудные встречи —
Напрасная и болезненная попытка
Перепрыгнуть законы пространства и времени.
Ты это понял прочнее и раньше, чем я.
Потому твои письма, после полтавской встречи,
Стали конкретными и объективными,

как речь докладчика,
Любознательными, как викторина,
Равнодушными, как трамвайная вежливость.
Это совсем не твои письма.
Ты их пишешь, себя насилуя,
Потому они меня больше не радуют,
Они сплющивают меня, как молоток шляпу гвоздя.
И бессонница оглушает меня, как землетрясение.…
Ты требуешь от меня благоразумия,
Социально значимых стихов и веселых писем,
Но я не умею, не получается…
(Вот пишу эти строки и вижу,
Как твои добрые губы искажает недобрая

"антиулыбка",
И сердце моё останавливается заранее.)
Но я только то, что я есть, —

не больше, не меньше:
Одинокая, усталая женщина тридцати лет,
С косматыми волосами, тронутыми сединой,
С тяжёлым взглядом и тяжёлой походкой,
С широкими скулами, обветренной кожей,
С резким голосом и неловкими манерами,
Одетая в жёсткое коричневое платье,
Не умеющая гримироваться и нравиться.
И пусть мои стихи нелепы, как моя одежда,
Бездарны, как моя жизнь,

как всё чересчур прямое и честное,
Но я то, что я есть.
И я говорю, что думаю:
Человек не может жить, не имея завтрашней радости,
Человек не может жить, перестав надеяться,
Перестав мечтать, хотя бы о несбыточном.
Поэтому я нарушаю все запрещения
И говорю то, что мне хочется,
Что меня наполняет болью и радостью,
Что мешает мне спать и умереть.

… Весной у меня в стакане стояли цветы земляники,
Лепестки у них белые

с бледно-лиловыми жилками,
Трогательно выгнутые, как твои веки.
И я их нечаянно назвала твоим именем.
Всё красивое на земле мне хочется называть твоим именем:
Все цветы, все травы,

все тонкие ветки на фоне неба,
Все зори и все облака с розовато-желтой каймою —
Они все на тебя похожи.
Я удивляюсь, как люди не замечают твоей красоты,
Как спокойно выдерживают твое рукопожатье,
Ведь руки твои — конденсаторы счастья,
Они излучают тепло на тысячи метров,
Они могут растопить арктический айсберг,
Но мне отказано даже в сотой калории,
Мне выдаются плоские буквы в бурых конвертах,
Нормированные и обезжиренные, как консервы,
Ничего не излучающие и ничем не пахнущие.
(Я то, что я есть, и я говорю, что мне хочется.)

... Как в объёмном кино,

ты сходишь ко мне с экрана,
Ты идешь по залу, живой и светящийся,
Ты проходишь сквозь меня как сновидение,
И я не слышу твоего дыхания.
... Твоё тело должно быть подобно музыке,
Которую не успел написать Бетховен,
Я хотела бы день и ночь осязать эту музыку,
Захлебнуться ею, как морским прибоем.
(Эти стихи последние,

и мне ничего больше не совестно.)
Я завещаю девушке, которая будет любить тебя:
Пусть целует каждую твою ресницу в отдельности,
Пусть не забудет ямочку за твоим ухом,
Пусть пальцы её будут нежными, как мои мысли.
(Я то, что я есть, и это не то, что нужно.)
... Я могла бы пройти босиком до Болграда,
И снег бы дымился под моими подошвами,
И мне навстречу летели бы ласточки,
Но граница закрыта, как твое сердце,
Как твоя шинель, застегнутая на все пуговицы.
И меня не пропустят.

Спокойно и вежливо
Меня попросят вернуться обратно.
А если буду, как прежде, идти напролом,
Белоголовый часовой

поднимет винтовку,
И я не услышу выстрела —
Меня кто-то как бы негромко окликнет,
И я увижу твою голубую улыбку совсем близко,
И ты — впервые — меня поцелуешь в губы.
Но конца поцелуя я уже не почувствую.


О том, как погибла Елена Ширман, стало известно только через 20 лет.

Кто-то сберёг ежедневник, который находился с журналисткой во время ареста. Стихи из дневника вошли в сборник «Жить!», который вышел в 1969 году. Это была единственная книга поэтессы, выпущенная после ее смерти.

Жить!

Из поэмы "Невозможно".

Разве можно взъерошенной мне истлеть,
Неуемное тело бревном уложить?

Если все мои двадцать корявых лет,
Как живые деревья твердят: - жить!

Если каждая нить на моей башке
К солнцу по-своему тянется,
Если каждая жилка бежит по руке
Неутомимым танцем!

Жить! Изорваться ветрами в клочки,
Жаркими листьями наземь сыпаться!
Только бы слышать артерий толчки,
Гнуться от боли, от ярости дыбиться.

1930 год.

Путь сквозь сосны.

Я думать о тебе люблю.

Когда роса на листьях рдеет,
Закат сквозь сосны холодеет
И невесомый, как идея,
Туман над речкою седеет, -

Я думать о тебе люблю.

Когда пьяней, чем запах винный,
То вдруг отрывистый, то длинный,
И сладострастный, и невинный,
Раздастся посвист соловьиный, -

Я думать о тебе люблю.

Ручей, ропща, во мрак струится.
И мост. И ночь. И голос птицы.
И я иду. И путь мой мнится
Письмом на двадцати страницах.

Я думать о тебе люблю.

1939 год.

Ненайденному адресату.

Писать тебе. Писать всю ночь. И знать,
Что голос мой тебе не нужен,
Что день твой мал и до минут загружен,
И некогда тебе стихи мои читать.
И все-таки писать. И думать - вероятно,
Ты переехал, ты уже не там,
И дом не тот и улица не та,
И мой конверт ко мне придёт обратно,
И буду почерк свой в тоске не узнавать,
И, запинаясь, ставить знаки препинанья,
И буквы обводить, и плакать - от сознанья,
Что не найду тебя.

И все-таки опять,
Весь день, всю ночь - пускай бесцельно это -

Я не могу не ожидать ответа.
Всегда, всю жизнь не в силах променять
Ни на какие сытые забавы,
Голодное, но радостное право -
Мечтать, надеяться и безнадежно ждать.

Истлеет лист. Умрут слова и даты,
Но звезды, замыслы и бытие само
Останутся, как вечное письмо
Тебе - ненайденному адресату.

1939 год.

Проводы.

Я буду слушать, как ты спишь. А утром
Пораньше встану, чаю вскипячу,
Сухие веки второпях напудрю
И к вороту петлицы примечу.

Ты будешь, как всегда: меня шутливо
"Несносной хлопотуньей" обзовешь,
Попросишь спичку. И неторопливо
Газету над стаканом развернешь.

И час придет. Я встану, холодея,
Скажу: "Фуфайку не забудь, смотри".
Ты тщательно поправишь портупею
И выпрямишься. И пойдешь к двери.

И обернёшься, может быть. И разом
Ко мне рванёшься, за руки возьмёшь.
К виску прильнёшь разгорячённым глазом.
И ничего не скажешь. И уйдёшь.

И если выбегу и задержусь в парадном,
Не оборачивайся, милый, уходи.
Ты будешь биться так же беспощадно,
Как бьётся сердце у меня в груди.

Ты будешь биться за Москву, за звёзды,
За нынешних и будущих детей.
Не оборачивайся. Слишком поздно.
И слёз не видно на щеке моей.

1939 год.

Приезд.

Состав, задыхаясь, под арку влетит,
Навстречу рванутся и окна, и гомон,
И холод, и хохот. И кто-то навзрыд
Заплачет. И всё это будет знакомо,
Как в детстве, в горячке.
Ведь так на роду
Написано мне по старинной примете -
И то, что тебя я опять не найду,
И то, что меня ты опять не встретишь.
И лица. И спины. И яркий перрон.
И кто-то толкает меня. Громогласен
Гудок паровозный. И это не сон,
Что нету тебя. И приезд мой напрасен.
Клубясь и вращаясь, прокатит вокзал,
Сверкание залов и темь коридоров.
И площадь пуста. И фонарь, как запал,
Мигнёт, поджигая покинутый город.
И площадь взлетит, как граната, гремя,
И хлынут осколки разорванных улиц.
...Кто-то с панели поднимет меня
И спросит заботливо:
"Вы не споткнулись?"

1940 год.


Детям.

Всё резче графика у глаз,
Всё гуще проседи мазня,
А дочь моя не родилась,
И нету сына у меня.

И голос нежности моей
Жужжит томительно и зло,
Как шмель в оконное стекло
В июльской духоте ночей.

И в темноте проснувшись, вдруг -
Всей грудью чувствовать - вот тут -
Затылка невесомый пух
И детских пальцев теплоту...

А утром - настежь! - окна в сад!
И слушать в гомоне ветвей
Не выдуманных мной детей
Всамделишные голоса.

1940 год.

Поэзия.

Из цикла "Стихи о завтрашних стихах".

Пусть я стою, как прачка над лоханью,
В пару, в поту до первых петухов.
Я слышу близкое и страстное дыханье
Ещё ненапечатанных стихов.

Поэзия - везде.Она торчит углами
В цехах, в блокнотах, на клочках газет -
Немеркнущее сдержанное пламя,
Готовое рвануться и зажечь,
Как молния, разящая до грома.
Я верю силе трудовой руки,
Что запретит декретом Совнаркома
Писать о родине бездарные стихи.

1940 год.

Твоя дочь.

Ты её назовёшь - Л е о ч е .
Она влезет к тебе на колени,
Тронет пальцем мягкие искры
На твоём подбородке и скажет:
"Ты небритенький, папа Валя".
Её волосы цвета печёных каштанов,
Точно взвитые светлым ветром,
Будут пахнуть травой и солнцем,
А глаза в пушистых ресницах
От отца унаследуют ясность
И суровую нежность к людям.
Ты ей будешь рассказывать сказки
О кудрявом розовом море,
О блуждающих аргонавтах,
О затерянной Терре Фонтане...
Она вырастет тонкой и смуглой,
Молчаливой и непослушной,
Она будет лазать по крышам,
Рвать подол и царапать колени,
И глядеть на далёкие звёзды,
На высокую синию Вегу,
И выдумывать новую рифму.
Она в шкаф твой полезет без спроса
И найдёт пачку старых писем,
Дневники в потёртых тетрадях
И стихи в домашних изданьях.
Она будет читать их жадно,
Перечитывать каждую строчку.
Будет грезить, любить и плакать,
И смеяться вместе со мною.
Я её никогда не увижу,
Никогда не возьму на колени,
И щеки моей не коснутся
Её волосы цвета печённых каштанов,
Точно взвитые светлым ветром,
И глаза в лучистых ресницах,
От отца перенявшие ясность
И суровую нежность к людям -
Никогда на меня не глянут.
Но она прочтёт моё сердце,
И она меня не осудит,
И от всяческих "антиулыбок"
Защитит меня и согреет
Непокорная твоя дочка,
Мой далёкий верный читатель -
Голубая твоя Л е о ч е .

1941 год.

Возвращение.

"Жди меня и я вернусь,
Только очень жди..."
К. Симонов.

Это будет, я знаю...

Нескоро, быть может, -
Ты войдешь бородатый,

сутулый,

иной.
Твои добрые губы станут суше и строже,
Опалённые

временем

и войной.

Но улыбка останется.

Так иль иначе,
Я пойму - это ты.

Не в стихах, не во сне.
Я рванусь,

подбегу.

И наверно, заплачу,
Как когда-то, уткнувшись в сырую шинель...

Ты поднимешь мне голову.

Скажешь:

"Здравствуй..."
Непривычной рукой по щеке проведёшь.
Я ослепну от слёз,

от ресниц

и от счастья.
Это будет нескоро.

Но ты - придёшь.

1941 год.



Я живу.

Я живу без тебя.
В неуютной квартире.
Среди шумных соседей и облупленных стен.
Я одна в этом плохо проветренном мире.
Это быт. Это дом. А похоже на плен.
Я взбираюсь под утро на подоконник,
Прижимаюсь к стеклу и царапаю мел.
Я старею - от слёз, от свирепых бессонниц,
От неконченных писем, стихов и новелл.
Это трудно.
Но всё это только снится.
Мир совсем не такой, если снять мишуру,
Если вспомнить пронзённые солнцем ресницы.
Ты со мной. Ты во мне. Я с тобой говорю.
Ты меня не ругаешь за отсутствие пудры,
За немодные платья, за мечты о тебе...
Ты меня понимаешь, спокойный и мудрый
(Не такой, как в Полтаве, а как был на Лабе).
Улыбаются умные, добрые губы,
Светло-русая прядь закрывает висок.
Я тебе называю:"Аэро, любый..."
Ты меня - полушёпотом:"Еленок..."
И становится мир и просторным и светлым.
Ты мне волосы гладишь
Не во сне. Наяву.
Мы стоим над обрывом. От холодного ветра
Ты меня защищаешь.
Потому я живу.

1942 год.

ОЛЬГА ПЕРВЕЕВА, РАЗВЕДЧИЦА-РАДИСТКА (1925-1943 гг.)

ОЛЬГА ПЕРВЕЕВА, РАЗВЕДЧИЦА-РАДИСТКА (1925-1943 гг.)


Улица Первеевой расположена в Октябрьском районе Ростова-на-Дону. Названа в память об отважной ростовчанке, разведчице-радистке Ольге Ивановне Первеевой, погибшей в годы Великой Отечественной войны.


Оля заплакала от радости, когда Совинформбюро передало сообщение, что ее родной Ростов 14 февраля освобожден от гитлеровцев. Может, удастся побывать там? Или хотя бы разыскать родных... Живы ли? Оля написала письма по довоенным адресам: вдруг мама откликнется? Или Валя - старшая сестра... Готовясь к заброске в тыл немцев, Оля взяла себе ее имя - теперь и там она для всех будет Валя. Легче запомнить родное имя!


Но ответы получить девушка не успела!
[Spoiler (click to open)]

Весна сорок третьего года для наших войск на Украине складывалась драматично - они наступали без передышки от самого Сталинграда. Тылы не поспевали за частями прорыва, которые приближались уже к Днепру. Опасаясь фланговых ударов гитлеровцев по нашим войскам, оказавшимся без снарядов, горючего, продовольствия, Ставка верховного главнокомандования решила приостановить наступление и отойти за Донец. С горечью уходили советские солдаты из Изюма, Лозовой, Барвенкова, Харькова, освобождение которых недавно далось им столь дорогой ценой.


Когда танкисты, прошедшие тяжелый путь от самого Сталинграда, были на подступах к Запорожью, они приняли радиограмму: «Шлите разведчиков «Запорожсталь»!». Прошла она трижды открытым текстом. Теперь танки отошли далеко назад, и проверить, что скрывалось за отчаянным призывом неведомого радиста, предстояло боевой группе, которую еще раньше готовили в Украинском партизанском штабе к заброске в район Запорожья.


В группе было двое - Клава (старшая) и радистка Оля. Их сбросили над лесом у хутора Укромного, под Червоноармейском. Оттуда связные партизан должны их проводить в Запорожье.


В те дни, в разгар битвы на Курской дуге, готовилась знаменитая операция «рельсовая война». И партизанские штабы стремились связать воедино разрозненные отряды и группы для нанесения одновременного могучего удара по врагу.


Клаву и Олю партизаны и подпольщики передавали от одной явки к другой. Иногда только чудом удавалось избежать провала.


О группе подпольщиков на «Запорожстали», которая делала все возможное, чтобы не дать гитлеровцам взорвать завод при приближении советских войск, удалось узнать, что она была раскрыта и все ее отважные бойцы погибли в гестапо. Погиб и радист, пославший в эфир призыв о помощи.


В этих условиях Оле приходилось действовать с особой осторожностью. Каждый сеанс длился ровно пять минут, один раз в двое суток. Нужно было втиснуть в это сжатое время множество ценных сведений.


Строчки цифр одна за другой. И ключ к ним знают только Оля с Клавой и радист Центра в Москве.


«Рельсовая война» грянула 3 августа 1943 года – на всем протяжении оккупированной гитлеровцами советской земле. Одновременно взлетали на воздух железнодорожные пути, поезда с живой силой и боевой техникой врага, рушились мосты.


В Запорожье сигнал о начале операции поступил через Олю. Партизаны и подпольщики действовали слаженно и четко, работа железнодорожного узла в одночасье была парализована.


На следующий день начались повальные обыски и аресты. Оле с Клавой подпольщики нашли новое укрытие. Но не знали они, что в их рядах окажется предатель...


Вот как о дальнейших событиях рассказывал в очерке, посвященном Оле, писатель и краевед B. C. Моложавенко, более тридцати лет назад впервые открывший нам подробности подвига девушки из Ростова:


«Их взяли 8 сентября, часов в пять дня. Случилось это так внезапно, что никто даже не успел опомниться. Застали всех у рации - Москва передавала последние известия. Оля схватилась за пистолет, выстрелила гестаповцу в плечо, но пуля лишь царапнула его. Больше выстрелов не было - им скрутили руки, бросили в разные машины».


Даже под пытками в гестапо девушки не выдали своей тайны. Десять дней спустя их расстреляли.


Долго фамилия Оли значилась в списках пропавших без вести. B. C. Моложавенко по мелочам собирал свидетельства и документы о её короткой жизни.


Ростов, где родилась Оля, где училась в школе, которую бросила в начале войны, чтобы пойти на фабрику (там шили гимнастерки и фуфайки для армии), где она была сначала дружинницей ПВО, а затем дала согласие стать разведчицей, - этот Ростов не забыл ее.

Б. АГУРЕНКО.

МЕДИКИ ОСАЖДЕННОГО СЕВАСТОПОЛЯ: ПОДВИГ И ТРАГЕДИЯ.

22 июня – день памяти и скорби о тех, кто не вернулся с войны. В их числе были и многие защитники Севастополя, 75-летнюю годовщину освобождения которого мы отмечаем в этом году. Среди них были и представители самой гуманной профессии в мире – медики.


На переднем крае обороны. Г. Севастополь. 1941-1942. Фото Б. Шейнина.


На переднем крае обороны. Г. Севастополь. 1941-1942. Фото Б. Шейнина.


30 октября 1941 года началась 250-дневная оборона Севастополя. Его защищала Приморская отдельная армия и части Черноморского флота. Особенность обороны города состояла в том, что Севастопольский укрепленный район был с самого начала отрезан от Большой земли и его снабжение и вывоз раненых осуществлялись либо морем, либо самолетами.

В условиях господства немецкой авиации, а затем и флота это было смертельно опасно.

Вывоз раненых первоначально осуществлялся большими транспортными кораблями – в том числе санитарно-транспортными судами «Сванетия», «Грузия», «Абхазия», «Молдавия», «Крым», «Армения», «Чехов», «Украина», «Белосток» и др., на которых только в ноябре 1941 года эвакуировали 11 тысяч раненых.
[Spoiler (click to open)]
Особым значением обладал санитарный теплоход «Армения», который вывез из Одессы и Севастополя на Большую землю более 15 тысяч человек. Последний рейс «Армении» завершился страшной трагедией: 7 ноября 1941 года, едва он отплыл от крымского побережья, его атаковали и потопили фашистские бомбардировщики, несмотря на то, что он имел все признаки госпитального судна. На борту находилось от 5 до 7 тысяч человек. В живых остались лишь единицы.


Санитарный теплоход «Армения».


Санитарный теплоход «Армения».


Когда немцы начинают демонстрировать мировую скорбь по поводу потопления лайнера «Вильгельм Густлофф», на котором действительно было несколько сотен раненых, но он не имел никаких опознавательных знаков санитарного судна и в основном его пассажирами были подводники и эсэсовцы, то пусть вспомнят об «Армении» и о других транспортах с погибшими ранеными красноармейцами и мирными жителями.

Другая особенность Севастопольского оборонительного района – его сравнительно небольшие размеры и малая глубина. Перед третьим штурмом (28 мая – 4 июля 1942 года) она составляла всего 35 километров по фронту и 12 км в глубину. Севастополь без преувеличения стал городом-фронтом: он весь простреливался вражеской артиллерией, и, конечно, его постоянно бомбила фашистская авиация. Самые страшные бомбардировки пришлись на третий штурм – с 28 мая по 7 июня 1942 года, когда Севастополь изо дня в день методично утюжили немецкие юнкерсы. Естественно, это приводило к большим жертвам среди мирного населения и среди бойцов Красной армии и Черноморского флота.

Третья особенность Севастопольской оборонительной операции в том, что периоды относительного затишья сменялись ожесточенными штурмами (65 дней), в которых наши войска несли большие потери убитыми и ранеными. При первом штурме Севастополя (4.11.1941 – 22.11.1941) было ранено 7802 человека, при втором (17.12.1941 – 2.01.1942) – 18 007 человек, при третьем штурме (28.05.1942 – 04.07.1942) – 22 134 человека. В некоторые дни, как, например, 23 декабря 1941 года, поступало более 2 тысяч раненых (2242 человека).

Вся эта нагрузка ложилась на сравнительно небольшой коллектив врачей Приморской армии, состоявший из 332 человек (80% – мужчины, 20% – женщины, в среднем 64% – беспартийные).

И, тем не менее, врачи самоотверженно исполняли свой долг. В целом в строй возвращалось до 72% раненых и до 90% больных.
Врачам Приморской армии, несмотря на скученность и тяжелые условия, удалось не допустить эпидемии тифа (44 случая) и справиться с эпидемией малярии (285 случаев).

Для их искусства показательно, что в строй возвращалось до 80% бойцов с таким тяжелым ранением, как ранение в глаз.

Врачи не только лечили раненых – они… занимались наукой. За 250 дней обороны Севастополя было проведено 7 конференций, из них 4 по хирургии, 1 по эпидемиологии. Под руководством главного хирурга Приморской армии В. С. Кофмана был создан сборник «Военная медицина в условиях обороны Одессы и Севастополя», опубликованный в 1943 году в Москве. Но большинство из 29 авторов так и не увидели этого труда. Валентин Соломонович Кофман прозорливо написал:

«Этот сборник – лучший памятник медикам, павшим смертью храбрых при обороне Одессы и Севастополя».

Сам он, несмотря на страшную загруженность, написал в эти страшные дни книгу «Замечания по организации и технике первичной обработки ран в войсковом районе». Во время его глубоких и живых лекций и бесед в госпиталях измученные тяжелой работой врачи преображались, слушали с захватывающим интересом.

«Находите время записывать свои наблюдения, – напоминал он врачам, – обобщайте материал. Это бесконечно важно. Это просьба и приказ».


Извещение о гибели Веры Михайловны Щербиной, медсестры санитарного транспорта «Сванетия» медико-санитарной службы ЧФ. Погибла в море 18.04.1942 г.



Извещение о гибели Веры Михайловны Щербиной, медсестры санитарного транспорта «Сванетия» медико-санитарной службы ЧФ. Погибла в море 18.04.1942 г.



В мае 1942 года фашисты вновь перешли в наступление.


Начальник санитарной службы Приморской армии Давид Соколовский. 


Начальник санитарной службы Приморской армии Давид Соколовский.


Вот как описывает начальник санитарной службы Приморской армии Давид Соколовский состояние раненых и медиков во время третьего штурма Севастополя:

«Перегруженность госпиталей, физическая изнеможенность создавала мучительное, почти невозможное положение, но люди продолжали бороться, а медслужба продолжала вести напряженную работу, стоически перенося все тяготы, связанные с осадой».


Штольни Инкермана.


Штольни Инкермана.


Несмотря на малую возможность маневра, медицинские учреждения переводились подальше от вражеского огня. Часть из них находилась в штольнях Инкермана – всего 2600 коек. Штольни были специально оборудованы для приема раненых, в них можно было проводить операции. На поверхности находилось в общей сложности 3000 коек. Часть раненых (500 коек) разместились в помещениях Георгиевского монастыря.

В конце июня в связи с угрозой захвата Инкермана немцами все раненые из штолен были перебазированы в Круглую бухту и на 35-ю батарею.

Кстати, либеральные борзописцы не упустили случая оклеветать севастопольских медиков, заявив в «Новой газете» (номер от 9.5.2005) о том, что якобы все 3000 раненых были взорваны в Инкерманских штольнях во время отхода немецкого наступления. Как известно, для любителей сенсаций и очернения своей страны нет ни фактов, ни принципов.


Врач Люсиль Григорьевна Цвангер.


Врач Люсиль Григорьевна Цвангер.


А вот что было на самом деле. Вспоминает участница тех событий врач Люсиль Григорьевна Цвангер:

«21 июня 1942 года из Инкерманских штолен мы прибыли в городок на 35-й батарее. Здесь же расположили раненых. Тяжелый немецкий снаряд ударил в домик медсанбата. Из личного состава было убито 52 человека. Погибло много раненых.

Когда ударил снаряд, врач Л. М. Домрачева спала после тяжелого дежурства. Осколки попали ей в лицо, руки, ноги. Узнав о случившемся, главный хирург Приморской армии профессор В. С. Кофман отвез ее, находившуюся в шоковом состоянии, в морской госпиталь, а через четыре дня ее эвакуировали. Тяжелораненых перенесли в подвал. Здесь же у медсестры Кононовой родился ребенок. Мать была измучена пережитым и все же сияла от счастья. После обсуждения мальчика назвали Севаславом – в честь города, который мы защищали. Малыш и его мама были отправлены последним самолетом на Большую землю».

Главный хирург Приморской армии В. С. Кофман.


Главный хирург Приморской армии В. С. Кофман.


Следует добавить, какой ценой были спасены маленький Севаслав и его мать. Место им уступил главный хирург Приморской армии В. С. Кофман, который сам подлежал эвакуации. Он отказался и отправил вместо себя Кононову с сыном, а сам остался со своими подчиненными, чтобы разделить их горькую участь. Он был расстрелян фашистами 3 июля 1942 года вместе с врачами и ранеными… Действительно, «нет большей любви, чем кто положит душу свою за други своя».

Существует еще одна ложь относительно того, что будто бы все раненые были брошены на произвол судьбы и не эвакуировались в июне-июле 1942 года из Севастополя. Да, действительно, возможности эвакуации резко сузились после того, как были потоплены санитарные суда «Сванетия», «Грузия», «Абхазия», «Молдавия», «Крым», «Чехов», «Украина» и «Белосток». Эвакуация шла через надводные боевые корабли, такие как «Артем», «Молотов». Затем, когда над Черным морем усилился немецкий воздушный террор, в самом конце июня – начале июля она шла подводными лодками и транспортными самолетами «Дуглас». По признанию начальника медико-санитарной службы Д. Соколовского, эвакуация была весьма нерегулярной. В последние дни обороны Севастополя она шла на катерах и подручных средствах – шхунах, лодках, плотах.

Так было спасено около 2900 раненых. Однако всех спасти не удалось. От 5 до 10 тысяч раненых осталось на мысе Херсонес. Военврач Иван Степанович Ятманов о последних днях пребывания в Севастополе позднее вспоминал так:

После взрыва 35-й батареи он еще сутки пробыл на Херсонесском мысу, где встретился с врачом батареи Е. В. Казанским, который после взрыва укрылся с ранеными и медицинским составом в глубоких казематах.

На рассвете 2 июля Ятманов спустился к морю. На берегу Херсонесского мыса валялись разбитые и обгорелые машины, повозки, искореженные орудия… Рвались снаряды повсюду – противник бил по площади и всюду находил жертвы.

После многих дней жестоких схваток с врагом бойцы и командиры имели утомленный и изнуренный вид. Жаркие знойные дни, постоянная напряженность, большие затраты душевных и физических сил, бессонные ночи, а у раненых, кроме того, еще и потеря крови – все это вызывало обезвоживание организма. Пресную воду негде было достать. Пробовали пить морскую воду, но каждый раз эти попытки заканчивались тошнотой, рвотой, расстройством желудка. Довольствовались ею лишь для полоскания горла, рта и промывали раны. Иван Степанович проделал эксперимент: он набрал в металлическую каску морской воды, растер до порошкообразного состояния две горсти сухой глины, взятой тут же на скале, высыпал в воду, тщательно размешивал в течение 3–5 минут, затем дал воде отстояться, осторожно процедил ее сквозь марлевую салфетку. В результате соленая морская вода превратилась в относительно пресную, ее вполне можно было пить. Это спасло жизни многим бойцам и раненым.

Немцы, взяв Севастополь, не пощадили ни врачей, ни раненых. По некоторым свидетельствам, большинство из 330 врачей, до последнего исполнявших свой долг, и раненых были расстреляны немцами.

Оборона Севастополя – великий урок мужества и самоотвержения и в то же время высочайшего профессионализма советских врачей, которые в нечеловеческих условиях смогли оказать высококвалифицированную помощь бойцам Красной армии и жителям осажденного города и исполнить свой высокий долг, свое служение любви и милосердия в немилосердной той войне. Вечная им память!

Протодиакон Владимир Василик.

«ПИСЬМО С ФРОНТА». Подготовил священник Александр Дьяченко.

Я держу в руках листок бумаги. Мне принесла и показала его одна из наших прихожанок. Письмо написано человеком о себе в прошедшем времени. Он пишет, что он «был». Пишет, потому что понимает, что живым назад ему уже не вернуться. Пишет буднично, без истерик и риторических вопросов.

Читаешь, и становится страшно, да так, что никакого Хичкока не нужно.

«ПИСЬМО С ФРОНТА».  Подготовил священник Александр Дьяченко.

[Spoiler (click to open)]

«На память деткам Отечественной Войны: Марфе, Ване, Зине и Коле.

Мой отец.

Взят на защиту Родины 18 февраля 1942 г. в запасной с/п, город Ижевск, где имел военную подготовку 2 месяца.

10.05.42 прибыл на Западно-Северный фронт.

Отец мой был среднего роста, крупный, широкий в плечах, русый. При военной обстановке Отечественной войны носил ботинки, к ним гетры. Обёртывал ноги в тёплые, из фланели, портянки и вторые, ситцевые, для обёртывания ног, потому что он болел ревматизмом. Всегда ноги у него были припухшие, потому он содержал их в чистоте.

Носил стяжённые ватой брюки, тёплое нательное бельё, защитного цвета гимнастёрку и фуфайку.

Шинели у него не было, а вместо накидки имел брезентовую плащ-палатку. Головной убор был ушанка-шапка.

Хотя эта одежда была по времени мая месяца тёплая, но климатически, где находился мой отец, леса и сырость, эта одежда самая лучшая по климату.

Служил в одном из подразделений в команде связи телефонистом. Имел при себе ложку алюминиевую, которую носил за голенищем левого сапога, и финский нож за левым сапогом, который служил для него столовым ножом и инструментом для разреза проводов и зачистки для соединения. Носил всегда при себе противогаз, где носил полотенце и печатку мыла туалетного и печатку простого для стирки белья.

Имел при себе иголку, нитки и бритву. Он не любил носить бороду, подбривался не раз в три-четыре дня и подстригал усы. Лишние вещи он не уважал носить и собирать, кроме котелка и кружки.

Во время военной обстановки с 10 по 25 мая отец находился на передовой линии обороны своего подразделения. Не в окопах, а в блиндаже. Ночь дежурил у телефона, а день отдыхает. Хотя так бы и не опасно для жизни, но враг коварен и злой, вооружен до зубов, нападает в блиндаже и в тылу. Вот в описанное в это время, 14 мая, я пошел умываться на реку. Враг начал бить орудийным огнём. Три раза ударил, и я находился под градом осколков, которые осыпали меня. Я припадал к земле и остался невредим. А 24 мая я захотел отдохнуть повольней, устроился на отдых на выструбе, где находились бойцы, и в нём был поверх блиндаж. Кто спал, кто письмо писал, кто домой деньги отсылал.

Враг заметил хождение и начал бомбить. Удар врага стал меток, прямо в нас, чем нанёс поражение, расшиб всю часть. Бойцов вывел совсем из строя, часть ранил.

Я попал в это время под несчастье, но, наверно, моя жизнь есть в (… ). Рядом со мной боец спал и был сразу смертельно убит. Я был контужен и придавлен блиндажом, выбит из памяти, но когда опомнился, то из-под брёвен вылез сам. Был сильно оглушен и немножко помят, но не вредно. И к вечеру отошло, не выбыл из строя и вышел в ночь на свою работу, дежурство.

Кормят нас здесь неплохо. 800 граммов хлеба, два раза горячую пищу получаем. Сахар и махорку сколько хочешь, так что я не выпускаю цигарку из зубов. Насчёт этого очень хорошо.

Вот я описал свою жизнь.

Зина, перепиши чернилами, и храните этот документ на память о своём папашке. Когда Коля вырастет и научится читать, он прочитает своего отца строки, где он был и как жил.

Затем до свидания. Целую супругу Феону, деток: Марфу, Ваню, Зину и любимого сына Колю.

Ваш отец Ненашев Пётр Васильевич.

26 мая 1942 года.»

Р.S. Пропал без вести в июне 1943 года.

«ПИСЬМО С ФРОНТА».  Подготовил священник Александр Дьяченко.


***

Сын Петра Васильевича Ваня был призван на фронт и погиб раньше отца. Маленький Коля тоже не пережил войну и умер младенцем. Сохранилась фотография с его похорон. Зина – единственная из детей, кто дожила до сегодняшнего дня, ей 84 года.

Пётр Васильевич родился в 1897-м году, сам из казаков. Успел захватить Первую мировую войну и повоевать в Гражданскую. Болел ногами, часто лежал в больнице.

Письмо написано карандашом, бумага почти истлела, и разбирается написанное с трудом. Немного запятых расставлено внучкой, чтобы можно было прочитать.

Вот наградной лист:

«Ненашев Петр Васильевич, красноармеец-телефонист 171-го Стрелкового Полка 182-й <стрелковой> дивизии.

Год рождения 1897 г. призван Магнитогорским РВК Челябинской области 18 февраля 1942 г. беспартийный, в Отечественной войне с мая 1942 года, не награждался.

Тов. Ненашев, находясь на фронте в условиях боевой обстановки, показал себя в выполнении боевых заданий командования исключительно добросовестным, отважным и мужественным защитником Социалистической родины.

В сложных боевых условиях тов. Ненашев сравнительно за короткий срок, благодаря настойчивости и упорству, отлично овладел техникой телефонной связи, являясь лучшим, примерным боевым телефонистом в подразделении. Презирая смерть, под сильным огнем противника, умело, четко работает на телефоне, быстро, энергично и качественно исправляет повреждения телефонной линии, обеспечивая тем самым командование связью во время боя.

З-го июня с/г. в районе Редцы, когда противник, переходя в наступление на нашу оборону, подверг наше расположение сильному артиллерийскому и минометному обстрелу, а также большой бомбежке с самолетов. Тов. Ненашев, несмотря на большую опасность для жизни, оставаясь доблестным и отважным воином-телефонистом, не покинул своего поста ни на минуту, в течение суток обеспечивал командование бесперебойной связью, одновременно инициативно заменяя своих товарищей, выбывших в бою из строя, быстро исправлял беспрерывно рвавшуюся линию под ураганным огнем противника, во время боя выполняя достойно свой долг <по> защите Родины от фашизма. Тов. Ненашев, за проявленное мужество и добросовестность в выполнении своего долга, удостоен правительственной награды – медаль «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ»

Командир полка майор НЕЙМАН.
Комиссар полка бат. комиссар ИBAHOВ
21 Сентября 1942 года»

«ПИСЬМО С ФРОНТА».  Подготовил священник Александр Дьяченко.


Про сына Ивана.

Ненашев Иван Петрович, 1924 г.р., красноармеец 326 с.п., погиб 27.02.1943, похоронен… перезахоронен в 1954-м г. Калужская обл., Думиничский район, с. Высокое.

Видимо, погиб в первом же бою.
Красная звезда

"Мы не знали, что это за лагерь..."

11 апреля отмечался Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Жительница Москвы Инна Тюрина рассказала в интервью Metro, что ей пришлось пережить во время войны.

Инна Семёновна родилась в Белоруссии 3 мая 1933 года. Она пережила два немецких лагеря, среди которых - лагерь смерти Освенцим. У неё выкачивали кровь, её избивали, ей приходилось спать в холодном бараке, есть червей, но она выжила.

Оршанское подполье
В день, когда жизнь Инны изменилась навсегда, немецкие войска въехали в Оршу с криками "Юде, капут!"
– Мы гуляли во дворе, услышали крики и побежали домой, спрятались под кровать. Мальчик один был, с кудрявыми волосами – его прямо на улице и пристрелили, – вспоминает Инна Семёновна.
Отец маленькой Инны, Янушевский Семён Ефимович, в тот день был на работе и домой уже не вернулся – ушёл в подполье. В последний раз они виделись осенью 1942 года, когда он заскочил домой за тёплой одеждой. Вскоре после этого его расстреляли.

Во время оккупации в городе действовало подполье. Входил в него и отряд Константина Заслонова, начальника паровозного депо Орши. Его отряд занимался диверсиями на железных дорогах. Немецкая администрация охотилась за партизанами, однако в лес гитлеровцы не заходили, только сторожили его. В качестве связных партизаны использовали группу детей из пяти человек, а среди них была и 8-летняя Инна.

– Вся связь проходила с помощью записок. Мы брали корзины и делали вид, что идём за ягодами. Охранникам говорили, что хотим есть, и нас пропускали. В лесу была коряга, в которую партизаны клали сведения. Мы их доставали, прятали и проносили обратно в город. Прятали так хорошо, что охрана не могла ничего найти! У меня были очень густые волосы, поэтому закатывали записки в причёску, – рассказывает Инна Семёновна.
Затем сведения в старой обуви под видом починки передавали сапожнику-связисту. Он забирал записки и передавал обратно информацию из разведки.

Так прошло около двух лет, однако со временем детей стали подозревать в связях с партизанами. Однажды охранник, увидев детей с корзинками, стал кричать "Киндер партизан! Киндер партизан!" На его крики прибежали остальные и повели детей в гестапо. Там их стали спрашивать, где Заслонов, хотя, конечно, никто из детей этого не знал. Вскоре после этого было принято решение об их отправке в лагерь.

8 лет было Инне Семёновне, когда она помогала движению подпольщиков.

Collapse )
Автор Ксения Назарова. Источник
Красная звезда

За блокадным кольцом: русская мученица Ульяна Финагина

В Петербурге отпраздновали 75-летие полного освобождения Ленинграда от фашисткой блокады. В связи с этим хочу рассказать историю женщины, которой, к сожалению, не довелось дожить до этого великого дня.

Есть здесь своя святая мученица, жительница деревни Сологубовки Кировского района Ленинградской области, расположенной на берегу реки Мга.
Расстрел Ульяны Финагиной - один из самых трагических эпизодов Великой Отечественной войны.


Сологубовка. Успенская церковь.

Collapse )


Сологубовка. Скульптура Трагедия войны. В народе ее называют памятником Ульяне Финагиной.

Ульяне Финагиной и её детям в Сологубовке поставили памятник. Его история любопытна. Эту каменную женщину с мёртвым младенцем в поднятой руке - дар немецкого скульптора Ирсы фон Ляйстнер - Немецкий народный союз намеревался поставить в центре своего кладбища. Но наши воспротивились, посчитав, что скульптура "Трагедия войны" романтизирует смерть немецкого солдата. Поэтому дар приняли и установили, но не на кладбище, а рядом - в парке Мира.
Установили и вдруг поняли, что это вовсе не скорбящая Мать-Германия. А русская крестьянка Ульяна Финагина и её дочь. История их убийства, как факт военного преступления, прозвучала на Нюрнбергском процессе...Источник

Епистиния Фёдоровна Степанова (1874—1969).

На больших руках усталой матери
умирал её последний сын.
Полевые ветры тихо гладили
серебристый лён его седин.
Гимнастёрка с воротом распахнутым
задубела пятнами на нём,
из тяжёлых ран в сырую пахоту
опадала кровь его огнём.
- Я ль тебя, сыночек, не лелеяла,
я ль тебя, родной, не берегла?
Ясны очи, кудри эти белые,
силу богатырскую дала.
Думала - сойдутся в жизни праздники ...
Ты последней радостью мне был!
А теперь твои закрылись глазоньки,
белый свет в ресницах стал не мил.
Увидав её слезинку грустную,
обступили мать среди полей
девять бед, разбивших сердце русское,
девять павших в битве сыновей.
Стыли танки, громом раскурочены,
заступали кони повода ...
Встала мать в селе на главной площади
и окаменела навсегда.
(автор не указан).



Епистиния Фёдоровна Степанова (1874—1969) — русская женщина, девять сыновей которой погибли за советскую Родину, кавалер орденов «Мать-героиня» и Отечественной войны I степени.
Епистиния Фёдоровна Степанова родилась на территории нынешней Украины, но с детских лет жила на Кубани. С восьми лет Епистиния начала батрачить на Кубанском хуторе: пасла гусей и уток, убирала хлеб. С будущим мужем познакомилась, когда он приехал к ней свататься. Муж — Михаил Николаевич Степанов (родился в 1878 году) — бригадир колхоза имени Г. М. Димитрова, скончался в 1934 году.
Степановы жили на хуторе 1-го Мая (ныне хутор Ольховский) Тимашёвского района Краснодарского края. Родила Епистиния Фёдоровна пятнадцать детей:
четырёхлетняя Стеша, первенец и первая потеря, обварилась кипятком;
родились мёртвыми двойняшки-мальчики;
умер от свинки пятилетний Гриша;
в 1939 году угорела дочь Вера.
Выжили у Степановых десять детей — девять сыновей и дочь.


Александр Михайлович Степанов (старший)(1901—1918).
Степанов, Александр Михайлович (старший) (1901—1918). Хутор Степановых оказался в зоне перестрелки между красными и белыми. Когда перестрелка затихла, мать отправила сына поискать лошадей. Сашу посчитали красным разведчиком, доставили в станицу Роговскую, где его (сына активиста ревкома Степанова) опознал один из белогвардейцев. Его пытали, чтобы дознаться, где скрывается его отец и ревкомовцы. Юноша никого не выдал, и белогвардейцы его расстреляли. Ему было тогда 17 лет. Фотографии Александра Степанова не сохранилось, народный художник РСФСР А. Н. Яр-Кравченко воссоздал его портрет.


Николай Михайлович Степанов (1903—1963).
[Spoiler (click to open)]
Степанов, Николай Михайлович (1903—1963) — ушел на фронт в августе 1941 года в составе 5-го гвардейского Донского кавалерийского корпуса. Гвардии рядовой сражался на Северном Кавказе, освобождал от фашистских захватчиков Украину, несколько раз был ранен, очень тяжело в октябре 1944 года. Осколки повредили правую ногу. Часть их извлекли хирурги, а некоторые так и носил в своем теле до последнего часа. Вернулся с Великой Отечественной войны инвалидом, умер от ран.
Сын: Валентин Николаевич Степанов.

Василий Михайлович Степанов (1908—1943).
Степанов, Василий Михайлович (1908—1943) — участник Великой Отечественной войны. Призван Тимашевским облвоенкоматом 21 мая 1941 года. Сержант Степанов, командир отделения 553 артполка 106-й стрелковой дивизии 9-й армии, пропал без вести 30.10.1941 года в бою за г. Джанкой Крымской АССР. Попал в плен, в 1942 году бежал. В Никольском районе на Днепропетровщине связался с подпольщиками, а через них с партизанами. 2 ноября 1943 года во время выполнения задания командования партизанского отряда «За Родину» Василий был вновь схвачен фашистами и брошен в тюрьму. Расстрелян немцами в г. Никополь в декабре 1943 года. Похоронен в братской могиле в селе Сурско-Михайловка на Днепропетровщине.


Филипп Михайлович Степанов (1910-1945).
Степанов, Филипп Михайлович (1910—1945) — бригадир-полевод из кубанского колхоза имени 1-го Мая. В 1939 году он вырастил самый большой урожай зерновых и сахарной свеклы в Тимашевском районе и стал участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве. Участник Великой Отечественной войны. Призван Тимашевским облвоенкоматом 22 мая 1941 года. Воевал в Крыму. Солдат 1 роты 1-го батальона 699-го стрелкового полка, попал в плен 24 мая 1942 года в Харьковском котле, умер 10 февраля 1945 года в лагере военнопленных «Форелькруц» под Падерборном.
Жена: Степанова Александра Моисеевна.

Фёдор Михайлович Степанов (1912—1939).
Степанов, Фёдор Михайлович (1912—1939) — весной 1939 года после успешного окончания курсов командиров в Краснодаре ему было присвоено звание «младший лейтенант». Для прохождения дальнейшей службы его направили в Забайкальский военный округ. В те годы на Дальнем Востоке было неспокойно. 149-й Краснознаменный мотострелковый полк, в который прибыл Федор, находился на окраине атаки в Центральной группе войск, в районе реки Халкин-Гол. Полку было приказано овладеть высотами Песчаной и Ремезовской. Ранним утром 20 августа 1939 года бойцы поднялись в атаку. В жестоком бою, подняв взвод в атаку, младший лейтенант Ф. М. Степанов пал смертью храбрых. За этот подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР командир взвода младший лейтенант Ф. М. Степанов был награждён медалью «За отвагу», посмертно.

Иван Михайлович Степанов (1915—1942).
Степанов, Иван Михайлович (1915—1942) — заведовал Домом пионеров, работал в Тимашевском райкоме ВЛКСМ. Службу в Красной Армии Иван Степанов начинал на Украине в 1937 году. Он успешно окончил Орджоникидзевское Краснознаменное военное училище. Зимой 1940 года лейтенант Иван Степанов участвовал в боях с белофиннами, показав себя смелым и решительным командиром. Член ВКП(б). Младший лейтенант Степанов, командир пулеметного взвода 310-го стрелкового полка 8-й стрелковой дивизии, пропал без вести на Западном фронте в 1941 году. Попал в плен, бежал. Осенью 1942 года Иван Степанов, обессиленный, изнуренный голодом, добрался до деревни Великий Лес Смолевичского района, что северо-восточнее Минска. Его укрыли в семье колхозника сельхозартели «Добрая воля» П. И. Норейко. Женился, партизанил. Погиб на фронте Великой Отечественной войны (расстрелян немцами). Похоронен в братской могиле в деревне Драчково Смолевичского района Минской области.


Илья Михайлович Степанов (1917—1943).
Степанов, Илья Михайлович (1917—1943) — в октябре 1937 года Илью призвали на действительную службу в армию. Через два года выпускник 10-го Саратовского автобронетанкового училища лейтенант Илья Степанов был назначен командиром 250-й танковой бригады в Прибалтике, там и принял боевое крещение в первый день Великой Отечественной войны. В бою против фашистских захватчиков был ранен. Долго находился в госпитале в Ростове, а осенью 41-го приехал к матери долечиваться. Вскоре Илья снова ушел на фронт, воевал под Сталинградом. Опять госпиталь. В декабре 42-го Илья Степанов был ранен в третий раз. Капитан Степанов, командир роты управления в 70-й отдельной танковой бригаде 5-го танкового корпуса, погиб 14 июля 1943 года при бомбежке в битве на Kyрской дуге. Похоронен в Орловская обл., Ульяновский р-н, Мелеховский с/с, д. Мелехово, северо-восточнее 1500 м, в овраге. Перезахоронен в братской могиле в селе Афанасове Калужской области. Кандидат в члены ВКП(б).

Павел Михайлович Степанов (1919—1941).
Степанов, Павел Михайлович (1919—1941) — ленинградским райвоенкоматом в 1939 году Павел Степанов был направлен на учебу в Киевское артиллерийское училище. Летом 1941 года лейтенант Павел Степанов служил на Украине в 141-м гаубичном артиллерийском полку 55-й стрелковой дивизии Брянского фронта. Член ВЛКСМ. Пропал без вести в декабре 1941 года на фронте Великой Отечественной войны.

Александр Михайлович Степанов (младший) (1923—1943).
Степанов, Александр Михайлович (младший) (1923—1943) — родился 25 апреля 1923 года на хуторе Первое Мая Тимашёвской волости Кубано-Черноморской области (ныне хутор Ольховский Тимашёвского района Краснодарского края). В РККА с октября 1941 года. После окончания курсов в Орджоникидзенском военном училище в августе 1942 года лейтенант Александр Степанов был направлен под Сталинград. Командир взвода 50-мм минометов 1 стрелковой роты 1133 стрелкового полка старший лейтенант Степанов награждён орденом Красной Звезды 25 апреля 1943 года за личное уничтожение из миномета 2-х пулеметных ДЗОТов. Осенью 1943 года в составе стрелкового подразделения гвардии старший лейтенант, командир 1 стрелковой роты 1-го гвардейского моторизированного батальона, Александр Степанов одним из первых форсировал Днепр и ценой больших усилий вместе со своими бойцами удерживал плацдарм на правом берегу близ села Селище Каневского района Черкасской области. 2 октября на подступах к Киеву, на участке Селище — Бобрица, было отбито шесть мощных атак немцев. Осташись один, отражал седьмую атаку, лично уничтожил 15 солдат и офицеров противника. Последней гранатой взорвал себя и окруживших его врагов. Похоронен в могиле №642 в кургане на северной стороне с. Бобрица Каневского района Черкасской области. Герой Советского Союза (посмертно).
Маршал Советского Союза А. А. Гречко и генерал армии А. А. Епишев в 1966 году писали ей:
«Девять сыновей вырастили и воспитали Вы, девять самых дорогих для Вас людей благословили на ратные подвиги во имя Советской Отчизны. Своими боевыми делами они приблизили день нашей Великой Победы над врагами, прославили свои имена. …Вас, мать солдатскую, называют воины своей матерью. Вам шлют они сыновнее тепло своих сердец, пред Вами, простой русской женщиной, преклоняют колени».
Последние годы Епистиния Фёдоровна, персональная пенсионерка союзного значения, жила в Ростове-на-Дону, в семье единственной дочери — учительницы Валентины Михайловны Коржовой. Там же и умерла 7 февраля 1969 года. Солдатскую мать похоронили в станице Днепровской Тимашёвского района Краснодарского края со всеми воинскими почестями. Через несколько лет, 14 апреля 1974 года, о судьбе семьи Степановых было рассказано в газете «Комсомольская правда».
Род Степановых не оборвался, у Епистинии Фёдоровны на 2010 г. было 44 внука и правнука.
Епистиния Фёдоровна Степанова среди первых советских матерей была награждена орденом «Мать-героиня».
В 1977 году награждена (посмертно) орденом Отечественной войны I степени.
Похоронена в станице Днепровской Краснодарского края у огня Вечной Славы. На обелиске среди имён погибших односельчан — имена девяти её сыновей.
В городе Тимашёвске создан музей семьи Степановых (1970) и установлен бюст Героя Советского Союза Александра Михайловича Степанова (1967).
Образ солдатской матери запечатлён на гербе Тимашёвского района, а также на гербе и флаге Днепровского сельского поселения.
Мемориальная доска Епистинии Фёдоровны Степановой.
В Ростове-на-Дону Епистинии Фёдоровне установлена мемориальная доска.
В 1966 году режиссёры Борис Карпов и Павел Русанов создали документальный фильм о Епистинии Фёдоровне Степановой — «Слово об одной русской матери» (приз Московского международного фестиваля).
В 1978 году Краснодарское общество любителей книги учредило литературную премию имени Е. Ф. Степановой (с 2001 года имеет статус премии администрации Краснодарского края). Торжественная церемония награждения лауреатов ежегодно проходит в городе Тимашёвске в музее семьи Степановых.
В 1982 году на хуторе 1-го Мая (ныне хутор Ольховский) открыт Дом-музей Степановых.
Поэт Феликс Чуев посвятил Епистинии Фёдоровне стихотворение.
Центральная студия документальных фильмов посвятила Епистинии Фёдоровне выпуск киножурнала «Советский патриот» № 71 за 1984 год.
В 2005 году в серии «Жизнь замечательных людей» вышла отдельная книга рязанского писателя Виктора Конова, посвящённая Степановой, в которой приводятся документально подтверждённые даты рождения её и её мужа, а также три книги в боксе-обложке: Покрышкин, Жуков, Епистинья Степанова.
Проводятся торжественные мероприятия, посвящённые Е. Ф. Степановой.
Образ Епистинии Степановой на картине художника Григоровича Дмитрия Сергеевича «Скорбящая мать» занимает центральное место в экспозиции зала Музея «Мемориал Победы» в г. Красноярске.